21/09/17
На каком жаргоне в России общаются женщины-зэки

Быт российских женщин в неволе во все времена значительно отличался от особенностей существования в мужских тюрьмах и лагерях.

Во всяком случае, в плане межличностного общения – к примеру, если на мужской зоне пассивные содомиты были по определению париями, то «ковырялок» в женских лагерях никто  и не думает унижать.

В лексиконе обитательниц женских лагерей сравнительно немного слов, которые не употребляются в других местах лишения свободы.

«Старушка» «параша»

Название отхожего места в МЛС, пожалуй, наиболее популярное жаргонное слово из лексикона дореволюционных арестанток, дошедшее до современников. Описывая быт женских тюрем (чаще это воспоминания хорошо образованных революционерок), бывшие осужденные упоминают об этой бадье, используя именно общеупотребительный жаргонизм. Впрочем, емкость для нечистот так всегда именовалась и в мужских тюрьмах.

Подразделение на «рублевых»

В сталинском ГУЛАГе женщины-заключенные зачастую становились сексуальными рабынями для сотрудников администрации лагеря. В зависимости от степени внешней привлекательности они делились на «рублевых», «полурублевых» и «пятиалтынных» («пятнадцатикопеечных»). В частности, подобная «градация» имела широкое распространение на Соловках. Эти «статусы» были в ходу в жаргоне узниц советских лагерей времен 20 – 50-х годов. «Рублевые» пользовались особыми привилегиями на зоне – их не отправляли на общие работы, такие зечки получали дополнительное питание.

Отказ от сожительства с «кумовьями» был чреват большими проблемами – такую заключенную начальство начинало целенаправленно гнобить и третировать. Вариантов отмщения в условиях заключения было множество. Как правило, в подобной ситуации женщины ставились перед выбором: либо спать с представителем лагерной администрации, либо сгинуть на изнурительных общих работах.

От «мамок» до «коблов»

Термин «мамки» применительно к женщинам-заключенным в лагерной женской «фене» один из «старожилов» – в неволе рожали во все времена. «Мамки» подразделяются на тех, кто зачал в зоне и на осужденных, «заехавших» в МЛС «с животом» с воли. Беременели в местах лишения свободы чаще всего для облегчения условий содержания.

В современной женской зоне самый первый термин, с которым сталкивается каждая вновь прибывшая – это «старшая». «Старшая» – главная в отряде (или камере). От нее зависит многое в лагерной жизни осужденных, соответственно, и спрос со «старшей» большой. Такие начальницы по определению в хороших отношениях с администрацией, поэтому нередко «стучат» на неблагонадежных сиделиц. В женской зоне свои порядки, и подобное поведение «старшим» сходит с рук.

«Семья», «семейницы» – обозначения групп женщин-заключенных, организующих совместный быт. «Семейниц» может быть двое и больше. Интуитивно стремящиеся к созданию подобия семьи, женщины в заключении понимают, что вместе переживать неволю легче, чем поодиночке.

Извращенное подобие семьи в женской зоне – это «коблы» (активные лесбиянки) и «курочки», «ковырялки» (пассивные). Вопреки распространенному мнению, лесбийские отношения в женских МЛС не так уж и распространены. В основном, однополую любовь практикуют женщины с большими сроками и имевшие подобный опыт на воле.

Забитых, туповатых осужденных в женских зонах именуют «колхозницами», а опустившихся, слабовольных – «бычкососки» (то есть, подбирающими окурки).

В целом же в женском коллективе осужденных гораздо меньше агрессии, чем в мужском и поэтому «свой» тюремный сленг там не так широко распространен – чаще всего в отрядах и камерах просто вводится запрет на употребление «фени», и «старшая» строго следит за выполнением данного требования.

исправить оишбку