30/12/17
Наркоторговля в СССР: как с ней боролись

Активная торговля анашой, опиумом, морфином и другими наркотиками велась на протяжении всего времени существования Советского Союза. Для пресечения распространения незаконного оборота наркотиков органами власти СССР предпринимались локальные меры, которые не могли существенно повлиять на сложившуюся ситуацию.

Законодательная база была слабой

О том, что торговля наркотиками процветала в СССР и в сталинские времена, свидетельствует история с бывшим адьютантом маршала Худякова Михаилом Гарбузенко, чьим делом занималось МГБ СССР. Гарбузенко мародерствовал в Великую Отечественную войну, и в числе прочих вещей, которые он присвоил, было порядка 15 грамм опиума. Адъютант часть порошка променял на золото, остальное продал на рынке.

В СССР в 40-е и 50-е годы героин, первитин, экстракт опия, морфин и другие наркотики можно было приобрести по рецепту в аптеках. Или «с рук», у коррумпированных работников аптечных складов или у провизоров.

Минздрав СССР со второй половины 50-х годов издал ряд ведомственных приказов, ограничивающих реализацию наркосодержащих препаратов. В 1956 году из списка препаратов, используемых в советской медицине, был исключен героин, тогда же под особый учет в аптеках поставили хлористоводороный морфин, опийный экстракт и фенданол.

Впоследствии Минздравом было принято еще несколько подобных ограничительных мер. Но, судя по отчетам, поступающим в МВД и МГБ СССР, в работе по ужесточению контроля незаконного наркооборота погоды они не делали – в законодательстве СССР хотя и существовали по-настоящему жесткие нормативные правовые акты по привлечению к уголовной ответственности преступников, действующих в данной сфере (статья 224 УК РСФСР предусматривала до10 лет тюрьмы за незаконный оборот наркотиков), но активно и повсеместно они не применялись.

Антиалкогольная кампания спровоцировала обострение наркоситуации

В 1958 году в СССР стартовала очередная, третья по счету, антиалкогольная кампания. Наряду с жалобами на постоянное нарушение ограничительных мер по реализации спиртного на территории Советского Союза, в ЦК КПСС, в органы МВД и КГБ поступали многочисленные обращения по фактам нелегальной торговли наркотиками. Причем подчас в самом центре Москвы, неподалеку от легендарной Петровки, 38. к примеру, один из адресатов в начале 60-х годах писал Анастасу Микояну, что на Цветном бульваре свободно продается опиум.

Столичная милиция это обращение проверила, и оно подтвердилось. Более того, в ответе МВД говорилось: советская молодежь все чаще стала употреблять анашу и морфий. Десятки наркосбытчиков сажали, но в масштабах многомиллионной страны это были крохи.

Азиатские регионы СССР как инициаторы наркотрафика

В каждой республике СССР был свой Уголовный кодекс. И его новеллы, очевидно, разнились между собой, потому что в той же докладной записке МВД СССР 60-х годов говорится о введении законодательными органами Азербайджана и Туркмении уголовной ответственности за употребление наркотиков (год колонии). И это при том, что именно среднеазиатские регионы являлись главными поставщиками в СССР опиума, марихуаны, гашиша и анаши.

Казахстанская Чуйская долина в этом плане стала притчей во языцех. В 60-е года ее открыли для себя советские хиппи, устраивая туда ганжа-туры. Чингиз Айтматов в своем романе «Плаха» писал о наркомафии, пытавшейся в 70-е годы наладить там производство гашиша.

Согласно докладу МВД СССР, в 60-х годах наркотики в Москве продавались не только на Цветном бульваре, но и в Черемушках, в других районах столицы. Анаша стоила рубль за грамм (партии хватало на 3 – 4 дня), сухой морфий тянул на 25 – 30 рублей за грамм.

Уже тогда было налицо сращивание наркоторговцев с милицией и властью – партийные органы в регионах всячески скрывали факты незаконного оборота наркотиков, а милиция, нейтрализуя точки торговли наркотиками, закрывала глаза на то, что они в скором времени возобновляли свою деятельность на прежних местах.

Подделывались больничные листы и справки, для фальсифицирования документов с целью получения наркотиков использовались фальшивые печати. Обо всех этих фактах в 1964 году был информирован секретарь ЦК КПСС Шелепин.

… Только в Иссык-Кульской области Казахстана в 1956 году было собрано свыше 150 тысяч килограмм опия-сырца. Кроме того, каждым киргизским совхозом ежегодно засевалось до полутысячи гектар индийской конопли. До трети и более наркосодержащего сырья повсеместно расхищалось, а система его скупки и сбыта была налажена подчас четче, чем официальная логистика данного товара. Краденый опий-сырец оптом стоил до тысячи рублей за кило. При последующей «дозированной» распродаже его цена увеличивалась в 8 – 25 раз.

ЦК и Совет министров СССР регулярно получали отчеты о ситуации с незаконным оборотом наркотиков. Из докладных записок МВД СССР следует, что различные должностные лица советской милиция предлагали варианты снижения остроты наркоситуации в СССР – в частности, просили заменить опийный мак на масличный, в котором содержание морфина было значительно ниже. Сообщалось, что при усилении борьбы с кражами опия-сырца, возрастает количество производства анаши из индийской конопли.

Но, как показала история, все эти инициативы МВД так и остались на бумаге – в государственном масштабе на серьезные преобразования в промышленном производстве и контроле отпуска наркосодержащей продукции никто идти не собирался.