19/11/17
Неформальные законы «дедовщины», по которым жила Советская Армия

Некоторые исследователи этого пагубного явления в Советской Армии склоняются к мнению, что «дедовщина» как свод правил для беспрекословного исполнения представляет собой извращенный вариант Устава армейской службы. Согласно иной точке зрения, поведенческие особенности военнослужащих при «дедовщине» сильно напоминают тюремные понятия.
Обе этих гипотезы по-своему обоснованны и имеют равные права на существование.

Атмосфера способствовала подчинению

Советский призывник знал о «дедовщине» еще на гражданке – рассказывали отслужившие старшие товарищи, братья или даже отцы – это явление в Советской Армии начало активно проявляться уже с 60-х годов ХХ века. То есть, моральная подготовка к тому, что придется подчиняться неуставным отношениям, у многих новобранцев начиналась еще задолго до того, как они надевали военную форму.
Распространенное заблуждение по поводу советской армейской «дедовщины» состоит в том, что она опиралась исключительно на методы физического насилия. Избиения военнослужащих младших призывов «стариками» и издевательства над «молодыми» иного рода действительно случались, и во множестве, но это был «беспредел» – пьяный кураж «дедов», стремление лишний раз показать свое иерархическое превосходство. Сама атмосфера армейского уклада жизни, в котором господствовала «дедовщина», с первых дней пребывания «духа» в подразделении настраивала новобранца на определенные правила поведения и беспрекословное подчинение старослужащим.

Культ «дедов»

Основной закон «дедовщины»: «дух» не должен перечить «дедушке», по сроку службы наделенному непререкаемым авторитетом – приказы «деда» обсуждению не подлежат. В данном случае этот постулат корреспондируется с уставным армейским правилом «командир всегда прав» и одновременно с тюремными понятиями, когда решение вора в законе обязательно к исполнению. «Дед» в армии одновременно командир и моральный авторитет, чей статус прямо пропорционален сроку его службы.
В советских армейских частях, где процветала «дедовщина», старшинство по званию не имело для «дедов» никакого значения, поскольку, если сержантами являлись военнослужащие младшего призыва, то они были не вправе приказать старослужащему заняться, к примеру, хозяйственными работами – уборкой казармы, плаца части, столовой и т.п. По понятиям «дедовщины», «дед» вообще должен сторониться инвентаря, связанного с наведением порядка и чистоты в роте, на прилегающей к воинской части территории и в хозпомещениях.
Существовали многочисленные условности-традиции, которые «дедами» принято было соблюдать. К примеру, в «стодневку» (когда начинался отсчет со 100 дней до приказа о демобилизации), «деды» отдавали «духам» масло, а в ответ молодой воин должен был без запинки ответить, сколько «дедушке» осталось служить.

Правила для «черпаков»

При «дедовщине» то, что дозволено «дедам», не разрешается «черпакам» (промежуточному иерархическому звену в Советской Армии, военнослужащим срочной службы с полуторагодовым армейским стажем). «Черпаки» должны дождаться призыва «своих» «духов», чтобы, став «дедами», иметь над ними абсолютную власть. Пока же они, по негласным армейским законам, обязаны контролировать «духов», что бы те «блюли себя» и не зарывались.
«Черпак» также не участвовал в уборке помещений (территорий) и чурался черновой работы, которую должны были выполнять «духи».

Если не «золотой», то только одни обязанности

«Дух» по неформальным армейским законам Советской Армии, самый бесправный военнослужащий – у него сплошные обязательства, «духи» должны «летать», пока не дослужатся до «черпаков». Исключение составляли только «золотые» «духи» – «золотым» считался новобранец, который приходил в роту в единственном числе (подобное, хотя и редко, но случалось). «Золотого» «духа» «деды» не только не трогали, но обязаны были превозносить – иерархически, согласно канонам «дедовщины», этот воин стоял выше старослужащих.
«Духам»-первогодкам была заказана дорога в солдатскую чайную, запрещалось переделывать форму одежды. В ушитых брюках, шапках, с вставками в сапогах, погонах и шевронах ходили «деды», а «духи», чтобы не походить на них, должны были одеваться строго по уставу. Молодых солдат заставляли зашивать карманы (часто перед этим насыпав туда песок или наложив какой-нибудь щебенки) – так «духов» отучали ходить «руки в брюки».
По правилам «дедовщины», при получении из дома посылки, передачи, денежного перевода, «дух» обязан был поделиться с «дедами». Причем, старослужащие сами определяли, чего и сколько «изъять».