11/12/17
Неизвестные поражения Георгия Жукова

Всем известно, что непобедимых полководцев не бывает. Все прославленные военачальники когда-нибудь терпели поражения.

Генерал армии Г.К. Жуков в январе 1941 г. был назначен начальником Генерального штаба. В конце июля 1941 г., после ряда сокрушительных поражений РККА, он был снят с этой должности. Сам Жуков в своих мемуарах уверял, что его отстранение Сталиным последовало в ответ на его предложение сдать Киев немцам, чтобы избежать крупного окружения советских войск. Эта версия была некритически подхвачена многими историками.

Между тем, то, как Жуков передал содержание своего разговора со Сталиным, состоявшегося в ночь с 29 на 30 июля, заставляет усомниться в его правдивости. Во-первых, обстановка, описанная Жуковым, не соответствует той, которая сложилась в данное время. Вот как Жуков приводит свои слова:

«— …На Украине, как мы полагаем, основные события могут разыграться где-то в районе Днепропетровска, Кременчуга, куда вышли главные силы бронетанковых войск противника группы армий «Юг»…

Юго-Западный фронт уже сейчас необходимо целиком отвести за Днепр. За стыком Центрального и Юго-Западного фронтов сосредоточить резервы не менее пяти ударных дивизий. Они будут нашим кулаком и действовать по обстановке.

— А как же Киев? – в упор смотря на меня спросил Сталин…

— Киев придётся оставить, – твёрдо сказал я».

На самом деле, в 29 июля танковые войска германской группы армий «Юг» совершали окружение 6-й и 12-й советских армий в районе Умани и заняли на этом направлении Звенигородку. Оттуда до Кременчуга оставалось ещё 270 км, а до Днепропетровска 400 км. Описанная Жуковым обстановка сложилась здесь только в конце августа. И только тогда, не раньше, возникла угроза окружения Киева. Очевидно, что Жуков просто не мог тогда, в конце июля 1941 г., предлагать оставить Киев. Видимо, в мемуарах ему хотелось задним числом показать себя провидцем, предупредившим о катастрофе.

Во-вторых, Жуков не упоминает, что в тот вечер шла речь о судьбе 6-й и 12-й армий, с которыми уже была потеряна связь. Однако Верховный Главнокомандующий и начальник Генштаба просто не могли обойти в своём разговоре этот вопрос. Следовательно, он обсуждался, и наверняка потеря этих армий была поставлена Жукову в вину. Равно как и ряд прежних упущений. Ведь ещё на второй день войны Жуков был послан как личный спецпредставитель Сталина руководить войсками Юго-Западного фронта (до войны – Киевский особый военный округ). Жуков командовал им с июня 1940 по январь 1941 г. Войскам этого округа придавалось решающее значение в советских планах наступательной войны против Германии. Жуков хорошо его знал. Войска фронта имели шестикратное превосходство в танках над противником, в том числе двойное в средних и тяжёлых танках. Однако контрудар, организованный Жуковым под Дубно 23-30 июня 1941 г., закончился сокрушительным поражением советских войск.

Жуков как начальник Генерального штаба разделяет со Сталиным и наркомом обороны С.К. Тимошенко основную ответственность за поражения РККА в начале Великой Отечественной войны. И, очевидно, в те дни он понёс и служебную ответственность. Это вряд ли случилось бы, если бы Сталин, принимая решение о назначении начальника Генштаба, прочёл характеристику на Жукова, данную ещё в 1930 г. его тогдашним начальником К.К. Рокоссовским. В ней были такие слова: «На штабную работу назначен быть не может – органически её ненавидит».

Отставленный с поста начальника Генштаба, Жуков был назначен командующим Резервным фронтом. В первые же дни своего командования Жуков двинул в наступление против танковой группы Гудериана в районе Рославля 28-ю армию. Не прошло и недели, как армия была окружена и уничтожена противником. Только в плен немцы тогда взяли 38 тысяч советских солдат и офицеров.

Не отрицая заслуг Жукова в оборонительных сражениях под Ленинградом и Москвой, перейдём к наступательной фазе Московской битвы. 8 января 1942 г. началась Ржевско-Вяземская операция советских войск, в которой Жуков командовал Западным фронтом, наносившим главный удар. Задачи операции не были достигнуты. Прорыв советских войск на Вязьму был немцами локализован, прорвавшиеся войска окружены и разгромлены. До 20 апреля Жуков пытался возобновить наступление, но всякий раз его войска несли только большие потери, не имея продвижения. РККА потеряла в этом наступлении 777 тыс. человек (в том числе 272 тыс. убитыми). А за всё время Московской битвы советские войска потеряли 1,8 млн. человек, германские – только 615 тысяч. Когда говорят о разгроме германских войск под Москвой, то почему-то принято не упоминать, что в заключительной фазе битвы советское наступление потерпело крах, как перед этим – немецкое наступление.

В конце июля – августе 1942 г. Жуков в ранге командующего Западным фронтом руководил неудачным наступлением советских войск в районе Ржева. Операция продолжалась и после назначения Жукова заместителем Верховного главнокомандующего. Общие потери советских войск в ней составили 291 тыс. человек, немцев – 52 тыс.

В ноябре-декабре 1942 г., одновременно с контрнаступлением под Сталинградом, советские войска предприняли очередное наступление против ржевско-вяземского плацдарма немцев. Данную операцию под кодовым названием «Марс» координировал сам Жуков, и ей придавалось главное значение в советских планах на зимнюю кампанию 1942/43 г. Эта провальная для РККА битва уже неоднократно описана во многих публикациях. Общие потери советских войск составили в ней 112 тыс. человек, германских – 53,5 тыс.

Бесплодные советские атаки под Ржевом, где Жуков уложил массу живой силы и боевой техники, не позволили советским войскам использовать эти силы на южном участке фронта, где решалась судьба кампании. Весьма вероятно, что именно их не хватило РККА для осуществления операции «Большое кольцо» под Сталинградом и для блокирования всей Северо-Кавказской группировки врага.