19/11/18
Немецкий Т-I и другие худшие танки Второй мировой войны

Советский Т-26. Во многих изданиях сейчас можно встретить указания на огромное превосходство советских войск над немецкими в самом начале Великой Отечественной войны и на колоссальное общее число танков в РККА к лету 1941 года – больше 23 тысяч. Однако при этом часто не уточняется, какого рода танки составляли основу этой армады.

Основным боевым танком Красной армии являлся лёгкий танк Т-26. В 1931-1933 гг. он выпускался в варианте с двумя башнями и только лишь пулемётным вооружением, представляя собой слегка улучшенную копию британского лёгкого танка «Виккерс-Армстронг». Всего было выпущено более 1600 единиц этого оружия. С 1933 года Т-26 начал выпускаться с одной башней и пушечно-пулемётным вооружением. Он производился вплоть до 1941 года, когда начавшаяся война показала его полную непригодность. Было выпущено 11218 его единиц. Таким образом, больше половины танков РККА летом 1941 года составляли эти машины.

Однобашенный Т-26 производился в разных модификациях, большинство – со слабой 45-мм пушкой и одним или двумя 7,62-мм пулемётами. Танк был предназначен для огневой поддержки пехоты и не годился для прорывов в составе крупных танковых соединений. Он был тихоходным (максимальная скорость 30 км/ч) и обладал маленьким запасом хода (130 км). Впрочем, практика показала, что для поддержки пехоты он также не годился, ибо имел броню толщиной всего 25 мм в передней части башни и 16 мм во лбу корпуса, а по бортам и того меньше. Он легко пробивался даже из слабых 7,92-мм противотанковых ружей немцев. Все танки Т-26 были потеряны РККА ещё до конца 1941 года.

Немецкий Т-I. Не следует думать, что только у Красной армии было много устаревшего вооружения к началу войны. У вермахта его тоже было предостаточно. Так, на 1 сентября 1939 года основу его танкового парка по-прежнему составляли лёгкие танки Т-I, выпускавшиеся с 1935 по 1938 год – 1445 единиц из 3466. Этот танк был вооружён только двумя 7,92-мм пулемётами. При небольшой массе у него была, однако, не очень высокая скорость движения (максимум 37 км/ч). Броня наибольшей толщиной всего 13 мм спереди башни и корпуса легко прошивалась очередью из крупнокалиберного пулемёта. Недостатки Т-I выявились ещё во время войны в Испании, и его производство прекратилось. Имевшиеся на вооружении Т-I начали переделывать в боевые машины различного назначения, в самоходно-артиллерийские установки и т.д. Тем не менее, к началу операции во Франции в составе вермахта числилось 1276 этих танков, в том числе в действующей армии – 523. Даже войну с Советским Союзом Германия начала, имея на вооружении 877 танков Т-I, из них во вторжении в СССР была задействована 281 машина.

Французский FCM 2C. Однако не только сверхлёгкие танки оказались непригодными для боевых действий Второй мировой войны. Такими же бесполезными оказались и супертяжёлые танки.

Ещё в конце Первой мировой войны французы произвели несколько 70-тонных танков FCM 2C. До 1945 года это были самые тяжёлые танки в мире. Они предназначались для прорыва укреплённой обороны противника, но в Первой мировой войне они не успели принять участие.

Несмотря на внушительную массу и огромный экипаж (12 человек), этот танк имел довольно скромное артиллерийское вооружение – всего одну 75-мм пушку. Ещё у него имелись четыре 8-мм пулемёта – по одному с каждой стороны. Этот танковый бронтозавр мог развить максимальную скорость всего 12 км/ч, то есть представлял собой прекрасную мишень для артиллерии. При этом его бронирование, как показал последующий опыт Второй мировой войны, было совершенно недостаточным, чтобы вести оборонительный бой даже со средними танками противника: 45 мм впереди и 20 мм по бортам.

Танкам FCM 2C не довелось участвовать в бою. В мае 1940 года французское командование отправило шесть сохранившихся этих танков на железнодорожных платформах для усиления своей обороны. Все были разбомблены по пути немецкой авиацией. Если бы они даже доехали до поля боя, их бы там ожидала не менее печальная участь.

Советский Т-35 оказался ещё одним бесполезным «сухопутным дредноутом». Он был вооружён тремя пушками (1 – трёхдюймовая и 2 – 45-мм) и пятью 7,62-мм пулемётами. 50-тонная махина обслуживалась экипажем из 11 человек. Генерал армии С.М. Штеменко писал, что до войны Т-35 считался гордостью советских бронетанковых войск. С 1933 по 1939 год Харьковский завод произвёл 61 такую машину. Все они в 1941 году состояли на вооружении Киевского особого военного округа.

При своей тихоходности (максимальная скорость 30 км/ч) и слабом бронировании (30 мм – лоб башни, 20 мм – лоб корпуса) Т-35 был весьма уязвим на поле боя. Впрочем, только считанные единицы этих танков погибли в бою. Большинство туда не доехало и сломалось ещё на марше. В первые же недели войны все Т-35 были советскими войсками безвозвратно потеряны.

Американский М3 («Грант/Ли»). Имея до Второй мировой войны весьма ограниченный опыт боевых действий, американцы полагали, что чем сильнее они напичкают средний танк всяким оружием, тем будет лучше. Так, весной 1941 года, ещё до вступления США в войну, появился на свет танк М3, который американцы называли, в зависимости от личных предпочтений, в честь лучшего генерала Севера или Юга времён гражданской войны – «Грант» или «Ли». При нормальных характеристиках среднего танка начального периода Второй мировой (масса 27,2 тонны, бронирование 50 мм спереди и 38 мм по бортам, максимальная скорость 40 км/ч, запас хода 230 км) «Грант/Ли» обладал мощным вооружением: одна 75-мм и одна 37-мм пушки, четыре 7,62-мм пулемёта. Для обслуживания такого хозяйства требовался экипаж из семи человек.

Однако конструкторы танка как будто специально сделали всё, чтобы максимально снизить эффективность использования этого вооружения. Так, самая мощная пушка была размещена не в башне, а просто во лбу корпуса и могла обстреливать только то, что находилось непосредственно впереди танка. Аляповато выглядевший танк был больше в высоту, чем в ширину, чем доставлял немалое удовольствие артиллеристам противника: им было очень удобно в него целиться.

«Грант/Ли» поставлялся в больших количествах союзникам США по антифашистской коалиции. В том числе в СССР в 1941-1942 гг. было поставлено 1400 этих машин. Советские танкисты прозвали «Грант/Ли» «братской могилой для семерых».