03/10/18
Картина Паи Йовановича
Новая Сербия – как на самом деле сербы русских от татар защищали

Во время Русско-турецкой войны 1735—1739 года, после того как российская армия под руководством генерала-фельдмаршала Петра Ласси, захватила город Карасубазар (ныне – Белогорск) и нанесла войску крымских татар ряд поражений, она была вынуждена отойти. Причиной отступления русских стало отсутствие снабжения армии продовольствием и боеприпасами. Проще говоря, между Российской империей, недавно приступившей к освоению Дикого поля, и Крымом находились неосвоенные территории. Рассчитывать на включение Крыма в состав российских владений не приходилось, пока эти земли не были как следует защищены.

Россию защитят сербы?

В этом России на помощь должны были прийти сербы-граничары, проживающие на границе Габсбурской империи, которые привыкли отражать вторжения турок. Поселения граничар были утроены наподобие казачьих станиц, жители которых были освобождены от податей, но за это несли воинскую повинность. В империи Габсбургов граничары ощущали на себе давление со стороны католиков, которые склоняли их к унии и заставляли перейти в католичество.
Возможность поселиться на новых землях давало сербам возможность сохранить вероисповедание и встать под защиту сильного государства. Поэтому в 1751 году к русскому послу в Вене с идеей переселить на юг России граничар пришел австрийский полковник, серб по национальности, Иван Самойлович Хорват.
Собственно, подобный опыт уже был: в 1723 году в район Тора (ныне Славянск) уже переселяли полк сербов, не пожелавших стать подданными Венгрии.
Русский посол передал пожелания императрице Елизавете Петровне, и та нашла эту идею превосходной, велев передать Ховарту, что Россия готова принять на свои земли всех переселенцев, какие только пожелают приехать. Более того, у императрицы родился план – постараться привлечь с Балкан и другие народы православного вероисповедания для усиления российских границ.
Предполагалось, что когда сербы освоятся на русских землях, из их числа можно будет создать полки гусар и пандуров – хорошо вооруженных горцев, несущих службу по принципу казачества.
Когда формальности были улажены, было получено согласие Вены на переселение подданных, в Сербию приехали вербовщики, фамилии которых, благодаря труду Е. В Беловой «Граничары Новой Сербии» сохранились: Воич, Перич и Текелия.

Да здравствуют новые земли!

Осенью 1751 году переселенцы во главе с Хорватом приехали в Киев: это были 107 военнослужащих с семьями.
Со следующего года сербы стали приезжать постоянно. Для их расселения были отмеряны земли в междуречье Днепра и Синюхи, где для них были выстроены шанцы – небольшие земляные форты, которые быстро разрослись в настоящие поселения – местечки.
Сербов селили номерными ротами, а землю выделяли согласно званию. Рядовым давали по 20 – 30 четвертей (одна четверть составляла примерно 0,5 гектара), а офицерам – от 50 до 100 четвертей на семью.
Столицей новой административной единицы империи Ново-Сербии стал городок Нoвoмиргoрoд, а сама автономия находилась под непосредственным управлением Военной Коллегии и Сената. Возглавил её Хорват, получивший в имперской армии чин генерала-майора. Южнее граничар на пути татарских набегов находились только военные поселения казаков.
В этом же году появилось и второе образование переселенцев – Славяно-Сербия, которую на берегу Северного Донца основали офицеры Иван Шевич и Райко Прерадович со своими полками. Здесь же селились греки и принявшее православие евреи, турки, венгры, молдаване и валахи.
Жителям Новой Сербии позволялось беспошлинно торговать с Крымом, с Молдавией и с Польшей, с которой она граничила на севере, и заниматься земледелием и различными ремеслами.
Известно, что во времена Семилетней войны воевать с Пруссией были отправлены больше тысячи сербских солдат и офицеров.

Беспокойства много – толку мало

Однако сербы, вставшие на пути татарских орд, доставляли российским властям и беспокойство. Во-первых, они совершали набеги на Польшу, угоняя стада и захватывая в плен пленниц и даже детей. Во вторых, они нападали на мирных крымских татар, которые гнали стада на продажу в ту же Польшу, и этим нарушали международные договоренности России.
В-третьих, оказалось, что и само руководство колоний нечисто на руку. В 1760 году случился бунт среди гусар в Новомиргороде. Они обвинили своего командира Хорвата в невыплате жалования.
Бунт был подавлен, а пять главных бунтовщиков – казнены; однако следствие заинтересовалось набегами на Польшу и приписками, к которым сербское начальство прибегло, очевидно, для личного обогащения.
Русские решили пересчитать поселенцев, провели перепись и выяснили, что из 2 674 жителей Новой Сербии сербами являются лишь только 1 043 человек. А из числящихся по спискам 4 264 обитателей Славяно-Сербии в наличии – только 1 264 человек. Если учесть, что на переселение братского народа из казны было потрачено 700 000 рублей, то эксперимент был признан неудачным.
Кроме этого, поселения сербов были значительно ослаблены участившимися набегами татар, для защиты от которых они и основывались.
Стало ясно, что новые образования не могут выполнять свои функции, и Екатерина провела реорганизацию, включив Славяно-Сербию и Новую Сербию в губернию Новороссия. Сербов было велено приписать к государевым крестьянам, а офицерам дать дворянство.
Некоторые колонисты, не желая становиться крестьянами, уехали на Кубань, где влились в ряды казаков. Другие влились в ряды российских военных, крестьян и дворянства. Описанные события вполне объясняют наличие сербских фамилий среди офицеров Первой Мировой войны и частое появление сербских фамилий в русской литературе.
Только в 1783 году в результате очередной военной кампании Крым был присоединен к Российской империи и с набегами татар было покончено. Последняя часть Золотой Орды вошла в состав России.