10/08/17
Новогодний штурм Грозного в 1995 году: что это было

Утром 11 декабря по приказу Верховного главнокомандующего российские войска пересекли официальную границу Чечни и по трем направлениям двинулись к Грозному. Так началась операция по восстановлению конституционного порядка в Чечне.

Подготовка к штурму

12 декабря 1994 года отмечали праздник Конституции РФ, и в этот день объявили, что началась война. Началась спешная переброска войск в Моздок, городок в Северной Осетии-Алании. Неразбериха, безалаберность и суета – вот как можно было охарактеризовать перегруппировку войск. Самолеты садились каждые полчаса, и прямо на взлетной полосе шло переформирование. Полки второпях разбили на маршевые батальоны и роты. У построенных частей был один вопрос – что делать дальше? Поставленная задача была нечеткой. С кем и как воевать?

Олег Дьяченко, командир 1-й парашютно-десантной роты, вспоминает, что из-за неопределенности не было единства в его подразделении. Часть солдат отказывались штурмовать Грозный, другие были готовы. Но в итоге полетели все. Каждый втайне надеялся, что все обойдется и это только «акция устрашения». Собирались как на очередные маневры.

Существовала еще одна проблема, психологическая. Российские войска встречали плакатами «Руки прочь от Чечни!» Петр Иванов, старший офицер управления ВДВ, отмечает, что для русского солдата враг всегда был за границей, в Чеченской операции свои резко стали чужими. Поэтому принять решение открыть огонь по населенному пункту, зная, что там мирные жители, было сложно.

Министр обороны Павел Грачёв обещал, что штурм Грозного займет не больше двух часов. Но только через две недели, с боями и потерями, российские войска достигли границ Грозного. Разведданные показывали, что дорога в Грозный будет дорогой в ад. Два человека, один из которых был журналистом, сняли на видео весь маршрут до Грозного. На пленке было видно расположение блокпостов дудаевцев, примерное количество оружия. Разведка зафиксировала, что боевики ждали российскую армию. Но последующие приказы и действия командования свидетельствовали о том, что эта информация до него «не дошла».

За несколько дней до штурма министр обороны провел переговоры с генералом Джохаром Дудаевым. Они ни к чему не привели. Тем не менее Павел Грачёв наивно полагал, что Дудаев выбросит белый флаг. Но дудаевцы даже не думали сдаваться. В Грозном готовились к обороне, организовали три рубежа защиты.

Первый – вокруг Президентского дворца, второй - радиусом в один километр вокруг первого рубежа и третий - радиусом в 5 километров. Внешний рубеж был выстроен на окраинах. По разведданным, дудаевцев было около 10 тысяч человек. Из вооружения – тяжелая бронетехника, артиллерия и минометы.

Что вынудило Грачёва начать неподготовленный штурм? Сперва он отдал приказ перенести дату штурма чеченской столицы. Сел в самолет и хотел уже лететь в Москву. Но в последний момент, прямо перед взлетом, он вышел из салона и остался в Моздоке. Созвал всех командующих группировок. Подполковник Валерий Ярко вспоминает: «Была поставлена задача – к празднику, к Новому году захватить и решить проблему с Чеченской Республикой. То есть захватить Президентский дворец. Были выданы флаги и 31 декабря командующие были доставлены на свои боевые позиции». Грачёв пообещал: кто из генералов первый водрузит флаг над Президентским дворцом, получит звание Герой России. Это подбодрило командующих, но и разобщило их, исчез командный дух – каждый мечтал о звании для себя лично.

Теперь в успехе операции Грачёв не сомневался. Были определены четыре группы наступления: «Север» под командованием К. Пуликовского, «Северо-восток» под командованием Л. Рохлина, «Запад» под командованием В. Петрука и "Восток" под командованием Н. Стаськова. Численность наступавших – чуть больше 15 тысяч человек. Техника: 200 танков, 500 БПМ и БТР, 200 орудий и минометов. Закончить операцию планировали в течение нескольких суток. Однако по подсчетам специалистов для атаки на Грозный военных должно было быть минимум 60 тысяч человек. Некоторые командиры это понимали, пытались предотвратить штурм. Алексей Кирилин, командир взвода батальона связи 131-й бригады, рассказывал: «Куликовский построил наш взвод и сообщил, что будет просить у министра обороны минимум месяц на подготовку штурма». Что ответил Грачёв, неизвестно. Но уже на следующее утро Куликовский отдал приказ идти на Грозный.

Как начиналась операция

Танки и БПМ группы «Север» вошли в Грозный. 2 батальона 131-й майкопской бригады двигались по Старопромысловскому шоссе. Параллельно шел 81-й мотострелковый самарский полк. Командиру 131-й бригады Савину поручили закрепиться на перекрестке ул. Маяковского и Старопромысловского шоссе и обеспечить подход остальных частей группировки. Незнание города и отсутствие современных подробных карт сыграли роковую роль. Не встречая сопротивления, майкопская бригада проскочила нужный поворот. Комбриг Савин осознал свою ошибку, когда показался Президентский дворец. А в это время в штабе уже радовались быстрому захвату города. Бригада получила новый приказ – занять железнодорожный вокзал в центре Грозного. Там находился батальон 81-го самарского полка. Без выстрелов майкопская бригада доехала до вокзала и остановилась.

ЖД вокзал Грозного. Трагедия майкопской бригады

Майкопская бригада оказалось окруженной двумя кольцами обороны боевиков. Комбриг Савин поздно понял, что с флангов бригада не защищена и чеченская мышеловка в любой момент может захлопнуться. Другие части войск завязли в боях на окраинах Грозного. Бой 131-й майкопской бригады продолжался всю ночь, и все это время комбриг Савин просил помощи, чтобы вырваться из кольца. К утру он понял, что поддержки не будет, погрузил раненых и убитых на два БМП и пошел на прорыв. Савин командовал бригадой до тех пор, пока его не убили. Оставшаяся часть 131-й бригады продолжала ждать помощи и отстреливалась от боевиков. Ночью из резерва 131-й бригады сформировали колонну, но она не смогла прорваться к своим – боевики встретили ее шквальным огнем.

131-я бригада и 81-й полк еще неделю сражались в окружении. Из 26 танков, которые вошли в Грозный, были сожжены 20. Из 120 машин БМП город покинули только 18. В первые минуты боя были уничтожены 6 зенитных комплексов, т.е. все, что было подготовлено. Тела погибших солдат 131-й бригады собирали больше месяца. Тело комбрига Савина нашли только в марте 1995 года.

Тайны штурма 1995 года

По словам Василия Крисанова, начальника РАВ 131-й бригады, еще долгое время они по спискам бригады определяли, кто пошел на штурм Грозного. Это значит, что отдельные командиры рот и батарей не успели посчитать людей, составить пофамильные списки, записать, кто в какой машине находился.

Кто ответит за гибель майкопской бригады? Вину решили возложить на погибшего комбрига Савина, и эту информацию подхватили российские СМИ. Генерал Рохлин вспоминал: «Разгром был полный. Командование находилось в шоке». Теперь главной заботой командования стал поиск виновных в трагедии. Рохлин с того момента не получил ни одного приказа.

Основной причиной провала новогоднего штурма было отсутствие четкого плана и поставленной задачи. Сказывалась и неслаженность боевых действий из-за соревнования за высокую награду среди командующих. К тому же не была учтена плохая материальную обеспеченность и слабая подготовка личного состава. Генерал Геннадий Трошев дал следующую оценку операции: «По мнению некоторых генералов, «праздничный» штурм организовали к дню рождения Грачёва. Эта информация неподтвержденная, но то, что штурм готовили впопыхах, не оценивая ситуацию реально – это факт. Не успели придумать даже название операции». Техническое оснащение было ненадежным. Из 500 БМП и БТР 36 были неисправны. Из 18 гаубиц 12 требовали ремонта, из 18 самоходных орудий только 4 были пригодны к бою.

Утром 1 января на помощь майкопцам попытался прийти 693-й мотострелковый полк из группировки «Запад». Но десантников встретили ураганным огнем в районе Андреевской долины. Не пройдя и пятисот метров, они отошли и закрепились на южной окраине города. Хоть они и прорвались к Центральному рынку, но были остановлены. А потом под натиском боевиков полк начал отходить и к 18.00 его окружили около парка имени Ленина. Связь была потеряна. Как и майкопцам, десантникам пришлось вырываться из окружения с большими потерями. О трагедии узнали на следующий день, и на этот раз вину за гибель частей возложили на генерал-майора Петрука. Его отстранили от командования, а на его место поставили генерал-майора Ивана Бабичева.

Пленные

За одну новогоднюю ночь в плен к дудаевцам попали больше 70 солдат и офицеров. Валерий Мычко, капитан 81-го самарского полка, вспоминает: «Чеченцы вытащили меня из горящей машины. Потом в полузабытьи я отвечал на их вопросы, позже потерял сознание. Очнулся от удара в грудь – оказывается, чеченцы оказали первую медицинскую помощь. Чеченец, лежавший рядом, уже заносил надо мной нож». Над пленными издевались, выкалывали глаза, отрезали уши, а потом для устрашения передавали изуродованных ребят российской стороне.

Захват Президентского дворца, операция «Возмездие»

По следам 131-й бригады в Грозный отправили 276-й уральский мотострелковый полк из группировки «Северо-восток». Полк заходил по параллельным улицам Лермонтова и Первомайской. Уральцы на каждом перекрестке оставляли блокпосты, вели зачистку улиц и домов. В итоге обосновались в городе. Потери личного состава были немалые, но уральцы не покинули завоеванной территории. К ним прорвались бойцы из группировки «Запад», и ценой больших жертв они вместе взяли ЖД вокзал. Для закрепления успеха в атаку бросили части 8-го армейского корпуса из группировки «Север» под командованием Льва Рохлина. Они захватили больницу и консервный завод. На заводе организовали ставку Рохлина. С этого плацдарма стало возможно дальнейшее продвижение частей.

До ставки Дудаева оставалось немного, группы войск "Север", "Запад" и "Восток" двигались к Президентскому дворцу. Бои шли ожесточенные, воевали за каждую улицу. Боевики не сдавались, и десантники запросили помощь артиллерии. До цели оставались десятки метров, поэтому иногда попадали по своим. Авиация тоже была бессильна, потому что вошедшие войска стояли зигзагообразно, и разобраться, где свои, а где чужие, было очень сложно.

Командование докладывало в Москву, что центр Грозного заблокирован. На самом деле боевики готовились ко второй волне штурма, предвкушали разгром наших соединений. Окопные генералы на ходу меняли тактику боя. Теперь новые отряды отражали структуру боевиков.

5 января группа "Восток" форсировала Сунжу, которая делит Грозный на две части. Войска захватили стратегические точки и три моста. Группы "Запад" и "Север" все ближе подходили к Президентскому дворцу. В это время российское командование договорилось с Дудаевым о прекращении огня на 48 часов. Русские и боевики стали разбирать лежащих на улицах солдат и мирных жителей. За полторы недели сражений обе стороны потеряли больше тысячи человек, без учета раненых и мирных горожан. За эти 48 часов дудаевцы смогли перегруппировать силы, подтянуть подкрепление, пополнить боеприпасы. Наши командиры и солдаты недоумевали: они почти заняли Президентский дворец, а им поступил приказ прекратить огонь. После окончания моратория бои ожесточились.

13 января поредевшие войска пополнили морскими пехотинцами Северного флота. 14 января в здании Совета министров закрепились военные группировки "Запад". К ним присоединились рохлинцы, они выдавили боевиков и окружили Президентский дворец. 19 января дворец был захвачен. Дудаев покинул здание накануне ночью, чтобы не попасть в плен. В этот день командующий объединенной группировкой Анатолий Квашнин из Моздока доложил Павлу Грачёву, что задача выполнена. Но бои за Грозный продолжались еще долго, до 26 февраля.

Казалось, что конфликт исчерпан. Но Первая Чеченская война закончилась только спустя два года, а в 1999 году началась Вторая Чеченская.