17/11/18
х/ф Планета обезьян
Обезьяна, от которой произошли люди на самом деле

Многие, наверное, знают анекдот, где (в разных вариациях) персонажи рассуждают о том, от какой обезьяны якобы произошла та или иная нация. Ещё менее ста лет назад это был не анекдот, а быль: отдельные статусные учёные всерьёз доказывали, что разные человеческие расы произошли от разных видов и даже родов человекообразных обезьян (теория полигенизма). Эта расистская концепция давно списана в архивы. Но до сих пор некоторые, желая подколоть эволюционистов, спрашивают: «А от какой обезьяны произошли люди?»

Где грань между обезьяной и человеком

Вопрос этот одновременно и уместен, в силу расхожей популярной формулы, и неуместен, потому что выдаёт недостаток образования у вопрошающего. Ни один современный род обезьян не может быть предком человека потому, что все они – такой же результат эволюции, как и сам человек. Однако, если биологи утверждают, что люди произошли от «общего с обезьянами предка», который, к тому же, был «гораздо больше похож на обезьяну», чем на человека, то надо бы предъявить публике этого ископаемого предка.

Наука насчитывает десятки кандидатов на роль «недостающего звена». Однако граница между «обезьяной» и человеком нуждается в уточнении. Если некто спрашивает, «когда у предков людей отвалился хвост», то это, очевидно, относится ко времени расхождения эволюционных линий мартышкоподобных (хвостатых) и человекоподобных (бесхвостых) обезьян. Это было, примерно, 18 млн. лет назад. Первой известной бесхвостой обезьяной был проконсул.

Если же говорить о том, когда «обезьяна впервые слезла с дерева и встала на задние лапы», то здесь мнения среди учёных расходятся. Ещё 9 миллионов лет назад на Сицилии обитали ореопитеки, которые ходили на двух ногах. Однако они считаются тупиковой ветвью эволюции, не давшей потомков. Среди предков человека первым, возможно, перешёл к прямохождению сахельантроп, живший 7 млн. лет назад. Его останки найдены у озера Чад. Считается, что он жил лишь чуть позже расхождения эволюционных стволов, ведущих, в одну сторону, к человеку, в другую – к современным шимпанзе. На задних лапах, очевидно, ходили Orrorin tughenensis (6 млн. л.н., Кения) и Ardipithecus cadabba (5,5 млн. л.н., Эфиопия).

Но что любопытно: стоявший по ряду признаков ближе к людям более поздний (4,5 млн. л.н., Эфиопия) Ardipithecus ramidus был лучше названных видов приспособлен к лазанию по ветвям. Был ли он задержавшейся в развитии тупиковой ветвью? Или, напротив, ею, как и ореопитек, оказались ранее жившие прямоходящие обезьяны? Этот вопрос пока не решён.

Несомненно, однако, что среди более поздних (начиная с 4 млн. л.н.) прямоходящих австралопитеков находился предок рода Homo. Правда, на эту роль там пока несколько кандидатов. Всех этих обезьян, начиная с сахельантропа, причисляют к одному подсемейству австралопитековых, а вместе с современными и всеми ископаемыми людьми – в одно семейство гоминид.

Жил ли в воде непосредственный предок человека

Не менее важным для антропологии является вопрос: какие причины вынудили один из видов человекообразных обезьян «слезть с дерева» и перейти к прямохождению на задних лапах. Несомненно, для этого нужны были какие-то предпосылки (преадаптации). Мы их видим даже у некоторых современных обезьян: гориллы, шимпанзе, орангутанги нередко демонстрируют способность ходить на двух ногах. Но она не имеет для них адаптивной ценности, поэтому никак не закрепляется в потомстве. Очевидно, предки человека были поставлены в такие условия, что прямохождение обеспечивало им какие-то выгоды.

Обычно указывают на иссушение климата в Восточной Африке (где жили предки человека) несколько миллионов лет назад, в результате чего там резко сократилась площадь лесов и увеличилась площадь открытых саванн. Однако в таких условиях животные обычно мигрируют вслед за изменяющимися границами природных зон. Леса-то в Африке не исчезли совсем. Следовательно, должна была быть ещё какая-то причина.

Учёные давно обращали внимание на ряд отличий людей от обезьян, которые могли развиться как приспособление к водной среде: способность к плаванию, нырянию и задержке дыхания (человекообразные обезьяны испытывают страх перед водной стихией), слабое развитие волосяного покрова на теле, форма носа, препятствующая заливанию туда сверху воды и т.д. Такая черта, способствовавшая прямохождению, как плоская ступня (используемая при плавании как ласта), тоже могла сформироваться в воде (она ещё и увеличивает устойчивость при стоянии на дне). В воде тело весит меньше, и там, ходя по дну мелководья, предки людей могли легче приспособиться к двуногому передвижению.

В 1926 году гипотезу о происхождении людей от неких водных млекопитающих впервые выдвинул Макс Вестенгёфер (Германия), причём он отрицал родство людей и обезьян. В 1960 году теорию происхождения людей от «водной обезьяны» обосновал Алистер Харди (Англия). Большинство находок древних гоминид в Африке приурочено к берегам больших озёр. Моллюски, как выяснилось, занимали очень большое место в рационе наших предков (и благодаря высокой доле белка способствовали развитию их мозга). Сейчас многие учёные склоняются к выводу, что, хотя предки человека и не были специализированными водоплавающими животными, тем не менее, их эволюция происходила около воды, и многие особенности человека представляют собой адаптации к жизни в таком биотопе.

Когда человек стал разумным

Вопрос о том, что считать разумом, не менее спекулятивен, чем вопрос, где кончается обезьяна и начинается человек. Известный советский учёный Б.Ф. Поршнев доказывал, что до появления Homo sapiens 40 тыс. л.н. (сейчас считается, что более 150 тыс. л.н.) предки людей делали каменные орудия, охотились и т.д. по инстинктивной программе, которая редко и случайно менялась за сотни тысяч лет.

К похожему выводу пришёл и английский психолог Н. Хамфри. По его мнению, только с появлением символического искусства, то есть пещерной живописи, можно говорить о возникновении разума у людей. Рисовать первыми начали кроманьонцы в Европе около 35 тыс. л.н., до этого никаких рисунков не было; следовательно, более древние люди не были разумными. При этом сами рисунки древних Хамфри считает средством общения и свидетельством того, что у людей тогда ещё не было членораздельной речи. Тогда, по признаку её возникновения, грань между людьми и обезьяноподобными предками пролегла уже на стадии Homo sapiens, примерно 25-20 тыс. л.н. С этим утверждением удивительным образом согласуется гипотеза реконструкции праязыков, согласно которой все существующие языки человечества могут быть сведены к единому предковому языку, бытовавшему приблизительно 20-15 тыс. лет назад.

Итак, вопрос «от какой обезьяны произошёл человек?» лишён смысла, пока мы не определили точно, что считать их главным различием. С другой стороны, ответ на него позволяет развернуть картину длительной эволюции предков человечества, где каждый может подобрать на свой вкус кандидата в ключевое «недостающее звено».