02/10/18
Николай Постников
«От души!»: почему так благодарят русские заключённые

В российской тюремной субкультуре действуют свои неписаные законы, распространяющиеся и на область общения. Согласно уголовным понятиям заключённым возбраняется использовать в речи слово «спасибо», заменяя его на более благозвучный и благородный речевой оборот «от души!».

Религиозный аспект

Популярное в тюремной среде выражение имеет религиозные корни и встречается в послании апостола Павла к Колоссянам, где написано: «И всё, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для людей, зная, что в воздаяние от Господа получите наследие, ибо вы служите Господу Христу».

Занимавшийся толкованием священных текстов святой Иоанн Златоуст, констатирует, что фраза «от души» означает деяние с благорасположением, лишённое рабской надобности, и выполняемое по доброй воле и свободному выбору.

Культурологическая составляющая

Древние люди, воспринимавшие душу, как внутреннего двойника человека, считали её средоточием человеческих эмоций и желаний, отражающих сущность индивида. Фразеологизм «от души» есть не что иное, как метафора, отражающая откровенность и искренность человека, произносящего эту фразу, полноту его чувств и признательности.

Адекватная плата за благо

В своём исследовании «Картина мира тюремной лирики» Екатерина Ефимова, доводит до сведения читателей очередное объяснение правомерности употребления сочетаний «от души» и «благодарю».

Согласно тюремной традиции все блага в камере в одинаковой степени принадлежат всем узникам. К предметам особой роскоши на зоне принадлежат табак и чай, являющийся главным «действующим лицом» традиционного кругового чаепития, в рамках которого арестанты передают друг другу общую кружку чифиря.

Принимая от сокамерника питьё или сигареты, стоит выразить ему душевную благодарность, и воздержаться от применения термина «спасибо». Во-первых, пожелание «спаси Бог» не самая адекватная плата за столь ценные в тюрьме блага, а во-вторых, оно как-бы выражает признательность отдельной личности, из рук которой получен чай или табак, хотя они принадлежат всей арестантской семье.

Табу на «спасибо»

Табу на выражение благодарности общепринятым на воле и оскорбительным на зоне словом «спасибо», по мнению филолога Фимы Жиганца, восходит к концу XVII века, когда в результате церковного раскола сформировалось течение старообрядцев, немалая часть которых оказалась на каторге.

Поскольку раскольники не употребляли в речи абстрактное слово признательности «спасибо», вскоре это правило распространилось на всех арестантов.

Непринятию этого термина, способствовал факт его присутствия в лексиконе тюремного начальства, надзирателей, служителей правоохранительных органов, которые считались идейными противниками заключённых.

В советские времена по «спасибо» зэки вычисляли интеллигентов и попавших в опалу представителей партийной номенклатуры, которые, расточая вежливые обороты, раздражали бывалых арестантов привилегированным прошлым и «фраерскими замашками». Блатные, в большинстве своём, происходившие из «мужицкого сословия» считали, что зона не то место, где нужно демонстрировать свою «культурность», показывая тем самым своё превосходство над необразованными преступниками.