12/09/18
Откуда берутся клички в уголовном мире

Известно, что все уголовники имеют клички, и их редко называют настоящим именем и фамилией. С чем это связано и по какому принципу дают прозвища в уголовном мире?

Ритуалы посвящения

Традиция давать ворам и бандитам клички (или на блатном жаргоне «погоняла») возникла в XVIII веке, когда в России еще только начала формироваться организованная преступность. Чтобы вступить в воровское братство, желающие должны были внести определенную сумму денег в воровской общак. После чего они получали кличку и могли считаться полноправными членами уголовного сообщества. Одно время в наших тюрьмах существовал такой ритуал: новичок, который хотел войти в криминальное сообщество, вставал у решетки своей камеры и выкрикивал: «Тюрьма-старуха, дай кликуху». В ответ остальные зэки начинали предлагать ему клички. При этом он имел право отказаться от погоняла, если оно ему было не по душе. Достаточно было прокричать: «Не катит!» В наши дни в этом плане мало что изменилось. Так, есть обряд посвящения в воры в законе. Организуется сходка криминальных авторитетов, которые обсуждают кандидата и решают, достоин ли он так называемой «коронации». Если все проходит гладко, то все заинтересованные лица (то есть главари преступных группировок) получают малявы - послания, в которых содержится краткая информация о новобранце, в том числе его кличка.

Разновидности кличек

Исследователи Д.А. Корецкий и В.В. Тулегенов выделяют несколько разновидностей уголовных кличек. Прежде всего это «элитные» клички, подчеркивающие высокий статус уголовника: Гиви Нос, Вася Бриллиант, Вася Бурят, а также Князь, Граф, Барон. Нейтральные - могут образовываться на основе фамилии, психических или физических свойств, биографических данных – Воробей, Жало, Длинный, Чечен, Афганец, Карабах. Наконец, существуют оскорбительные клички, свидетельствующие о низком статусе их носителя – Козел, Баран, Свинья, Крыса, Машка, Тормоз, Гондон.

Обычно клички дают «старшие по званию». Так, карманник Павел Захаров получил кличку Паша Цируль от престарелого вора, которого он неудачно побрил в тюрьме, поцарапав ему бритвой ухо. Виктора Никифорова одарили прозвищем Калина – по имени его матери Калины Никифоровой, которая также была связана с криминальным миром. Знаменитого Вячеслава Иванькова Япончиком окрестил его наставник в криминальных делах, носивший прозвище Монгол.

Откуда берутся клички

Иногда, как было сказано выше, погоняла являются производными от имен и фамилий уголовников. Например, Владислав Кирпичев получил кличку Кирпич, Юрий Пичугин – Пичуга, Мансура Галявова стали звать просто Мансуром, Виктора Панюшника – Паном, Александра Северова – Севером, Александра Десятника – Червонцем.

Довольно часто в основу клички кладут название местности, откуда блатной родом или где он сделал свою «карьеру»: так, Георгия Алояна нарекли Жорой Тбилисским, Анатолия Шакурова – Киевским, Алексея Сергеевского – Сибиряком.

Нередко погоняла отражают какие-то качества своих носителей. Так, Андрей Исаев получил кличку Роспись за то, что все его тело было покрыто татуировками. Павла Струганова прозвали Пашей Цветомузыкой за манеру быстро моргать во время разговора. Гиви Гвинджилия стал Гиви Носом благодаря этой весьма выдающейся части лица.

Немало уголовников получают клички согласно специфике преступной деятельности. Так, валютчикам часто дают кличку «Бриллиант», убийцам – «Палач». Известны случаи, когда клички имели отношение к профессии, которой занимался преступник в «прежней» жизни: Духарь — музыкант, Клистир — медик, Финансист — бухгалтер.

Однако не всегда удается установить, как родилось то или иное прозвище. Например, непонятно, как Геннадий Загородников стал Хряком, Юрий Смыков – Хмырем, Борис Петрушин – Барыгой, Олег Семакин – Евой, Владимир Быков – Балдой, Лев Генкин – Сиськой. Особенность уголовной клички в том, что она сохраняется за блатным, где бы он ни находился и куда бы ни попал: следует за ним из одного пенитенциарного учреждения в другое, из одного города в другой. Иногда уголовники, имеющие обидные и позорные клички, пытаются от них избавиться, но мало кому это удается.