Павел Дыбенко: судьба «главного матроса революции»

«Широк человек, даже слишком широк, я бы сузил» – эта фраза из романа Достоевского «Братья Карамазовы» вполне соотносима с противоречивой личностью Павла Ефимовича Дыбенко, человека, прошедшего в начале ХХ века путь от матроса до члена правительства молодой советской страны.

Неуемный темперамент и крайне запутанная биография этого «пламенного революционера», в сущности, не оставляли Дыбенко никаких шансов уцелеть в сталинских чистках 30-х годов.

Окунулся в свою стихию

Звездный час для выходца из крестьянской семьи Павла Дыбенко наступил с Февральской революцией 1917 года. Об эпизодах его предыдущей жизни историки рассказывают разное, но то, что матрос Дыбенко «раскрутился» именно после февральских событий – факт неоспоримый. Внешне это был физически сильный, рослый, циничный по характеру и в целом весьма харизматичный лидер, любивший выпить и подраться. Имевший большой опыт бузотерства (официально как большевик), он весной 1917 года становится лидером Центробалта – ключевой структуры, объединяющей костяк революционных матросов Балтфлота. Поначалу ЦК Балтийского флота присягнул Временному правительству, потом большевики и анархисты подняли мятеж, который Керенский подавил и Центробалт разогнал.
В конце лета 1917 года в результате корниловского мятежа посаженного в тюрьму Дыбенко с единомышленниками освободили, и Центробалт был возрожден. Наэлетризованным революционной «движухой» матросам, боготворившим «братишку» Дыбенко, предстояло сыграть одну из решающих ролей в Октябрьской революции, которая была уже на пороге.

Его «двигала» Коллонтай?

Есть такая версия, что Павла Дыбенко после свершения Октябрьского переворота в партийную элиту нового, ленинского, правительства России ввела возлюбленная революционного матроса А. М. Домантович-Коллонтай: Александра Михайловна хорошо знала Ленина еще по загранице. Свою роль сыграли и практические обстоятельства – во многом благодаря матросам, руководимым Дыбенко, был взят оплот временщиков Зимний дворец. «Автора» стреляла как раз по приказу Павла Ефимовича.
Далее карьера П. Е. Дыбенко растет как на дрожжах – уже в ноябре 1917 года он становится наркомом по морским делам. Для того чтобы занимать столь высокую должность, бывший матрос имел всего лишь одно качество – способность обуздать распоясавшихся «братишек». И Ленин с этим обстоятельством вынужден был считаться.
А пьяная матросня, осознав свою безнаказанность после захвата власти, бесчинствовала вволю – убивали депутатов Учредительного собрания, членов Временного правительства, морских и армейских офицеров… Жители Питера в ужасе шарахались от людей в матросской форме.

Первая опала

В начале 1918 года немцы, стремясь ускорить заключение сепаратного мира, начали масштабное наступление против советской республики. Дыбенко с матросским отрядом в тысячу штыков отправили в район Нарвы. В решающем бою под Ямбургом отряд разбили, уцелевшие матросы вместе с наркомом бежали, сдав Нарву немцам. В Гатчине они перепились, захватив железнодорожные цистерны со спиртом.
Дыбенко за это выгнали из партии и лишили должности наркома. Его боевая подруга Коллонтай, тоже нарком (народный комиссар общественного призрения) также лишилась всех своих должностей. Тем временем столица советской республики переехала в Москву. Долго решали, что делать с Дыбенко (Троцкий предлагал расстрелять). В конце концов, он был выпущен из заточения, где провел несколько дней, на поруки.

Эсерский крен

Дыбенко потерял свою значимость в Москве, и попытался самореализоваться в провинции. Самара, где были сильны эсеры, с весны 1918 года, стала для революционного матроса и экснаркома новой стартовой площадкой – с этого момента Дыбанко лидер местной оппозиции большевикам. Они вместе с Коллонтай оппонируют Ленину, противятся заключению Брестского мира с немцами. Но как только из Москвы поступило «миролюбивое» предложение уняться и возвратиться без опасности быть арестованными, Дыбенко и Коллонтай распрощались с самарским либерализмом и «сдали взад».

Беспартийный командир

В Москве Дыбенко после символического народного суда, закончившегося порицанием, попробовали определить на подпольную работу в оккупированную германцами Украину. Но он это задание провалил, был арестован и еле выкарабкался, будучи обмененным на пленных немецких офицеров.
После этого провала Дыбенко (ему на тот момент партбилет так и не вернули) направляют командовать подразделениями, которым предстоит захватить Украину, он становится «красным украинским генералом». Под началом Павла Ефимовича банды анархистов Махно и Григорьева. Многочисленные бесчинства, ими творимые, происходят с ведома командующего. Гражданская война – еще одна страница в насыщенной биографии П. Е. Дыбенко, густо исписанная кровью и разного рода неприглядными подробностями. Он участвовал в жестоком подавлении Кронштадтского мятежа, без жалости расправившись с мятежными «братишками», в ликвидации крестьянского Тамбовского восстания.

Закат «морского дьявола»

… Карьера Дыбенко до его ареста и казни хотя и впечатляюща, но неудивительна – многие его современники из числа приближенных к власти достигли ее вершин, не имея даже среднего образования. Павел Ефимович всего несколько месяцев проучился в военной академии, но это отнюдь не помешало его карьере – к 1937 году он уже был командующим Приволжским военным округом. Репрессивная машина к тому времени работала в полную мощь. Дыбенко, чувствуя, что тучи сгущаются и над ним, принимал активное участие в «изобличении» своего вчерашнего соратникаТухачевского и ряда других военачальников.
Но Дыбенко был обречен. В вину ему вменили не только сотрудничество с вражеской разведкой, но и дореволюционное стукачество царской охранке. В конце июля П. Е. Дыбенко расстреляли.
Своевременно оказавшаяся от мужа Коллонтай, отосланная Сталиным в качестве посла заграницу, к слову, оказалась единственным советским наркомом, дожившим до 79 лет и умершим своей смертью (Сталин пережил ее только на год и умер 74-летним).

исправить оишбку