24/03/18
Первые российские автомобили: чем они удивили

Летом 1896 года на Всероссийской промышленно-художественной выставке в Нижнем Новгороде была представлена первая модель отечественного автомобиля, совместного проекта экипажной фабрики Петра Фрезе и машиностроительного завода Евгения Яковлева.
Первые 20 лет для нашего автопрома оказались куда более бурными и плодотворными, чем последующие эпохи.

Яковлев-Фрезе (1896)

1

Инженеры первой самодвижущейся коляски планировали пустить ее в серийное производство, однако смерть одного из них, Евгения Яковлева, поставила крест на затее. Его компаньоны посчитали производство автомобилей делом бесперспективным и прекратили сотрудничество с фабрикой Фрезе. Тот был вынужден закупать двигатели за рубежом, а затем продал предприятие Руссо-Балтийскому заводу, на котором стали выпускать первые серийные автомобили. Идея собрать и выпустить в России автомобиль пришла Фрезе и Яковлеву еще в 1893-м году на выставке в Чикаго. Там они увидели машину Карла Бенца, которая поразила их простой и эффективной конструкцией. Русские промышленники потратили три года для того, чтобы обойти патентные преграды и изобрести коляску на собственном ходу заново. Вес готовой модели составил 300 кг. Бензиновый двигатель заключал в себе две лошадиные силы, позволял проехать без дозаправок 10 часов и мог разгоняться до скорости в 21 км в час. Передач было всего две: вперед и режим холостого хода.

Романов (1899)

2

Через 3 года после появления первого бензинового двигателя появился и первый электродвигатель. И первый электромобиль. Его создал Ипполит Романов, дворянин из Одессы. Автомобиль Романова был гораздо быстрее, но и тяжелее автомобиля Яковлева-Фрезе. Он разгонялся до 37 км в час при весе в 750 кг. Примечательно, что практически половину массы машины составлял аккумулятор. Был он одноразовым, подзарядке не подлежал и работал всего 65 км: в среднем его хватало на два-три часа езды. Кроме легковых автомобилей, энтузиаст Романов разработал модель омнибуса, рассчитанного на 17 человек, который мог разгоняться до 19 км в час. Увы, в серийное производство электромобили Романова запущены не были: инженер не смог найти финансовой поддержки, хотя и получил государственный заказ на 80 моделей.

Дукс (1902)

3

Не только на бензине и электричестве, но и на пару ездили российские автомобили. Да не просто ездили, а по всем параметрам оставляли позади и электрических и бензиновых собратьев. Они казались современникам изящными, были сравнительно бесшумными и более быстрыми. Первый паромобиль (или, как еще его называли, локомобиль) был собран на предприятии "Дукс". В двигателях локомобилей было от 6 до 40 лошадиных сил. Компания выпускала не только легковые модели, но также мотоциклеты, омнибусы, железнодорожные дрезины, аэросани. Гоночная модель "Дукса" могла развивать скорость до 140 км в час! Изобретателю и предпринимателю Юлию Меллеру, владевшему компанией "Дукс" всего этого было недостаточно, и с 1910 года он начинает выпускать самолеты и дирижабли. Постепенно, с развитием самолетостроения, автомобильная составляющая предприятия отходит на второй план. А в 1918 году "Дукс" был национализирован и превращен в "Государственный авиационный завод №1".

Руссо-Балт (1909)

6

Самой популярной маркой автомобилей в царской России стал "Руссо-Балт", впервые выпущенный в 1909-м году. Основных можелей было две: С и К. Первая - покрупнее, помощнее, с расчетной мощностью двигателя в 24 лошадиные силы. Второй - поменьше, с двенадцатью лошадьми под капотом.
"Руссо-Балты" были автомобилем мирового класса. Об этом свидетельствуют, к примеру, победы на гонке Санкт-Петербург - Монако в 1912-м и 1913-м годах, а также тот факт, что "Руссо-Балт" стал первой машиной, покорившей Везувий. Вообще автомобиль оказался одним из самых надежных в мире.

Пузырев-28-35 (1911)

7

Автомобили в нашей стране собирали и до Ивана Пузырева, но именно он задался целью собрать полностью российский автомобиль, чтобы каждая деталь его была произведена не за рубежом, а у нас. Правда, и этого Пузыреву было недостаточно: он с нуля разработал собственную конструкцию, правда, все-таки взяв за основу американский «Case». В отличие от конкурентов, инженер-энтузиаст не гнался за выгодой, а все производство подчинял поставленной цели, созданию собственного, отечественного автомобиля. Он усовершенствовал коробку передач, сделав ее более надежной в сравнении с другими - в том числе, зарубежными - аналогами.
Из-за производственных затрат цена автомобиля «Пузырев-28-35» составила восемь тысяч рублей, что превысило даже цену недешевых «Руссо-Балтов». Машина была надежной, но громоздкой. Все это не прибавляло ей популярности. Да и в прессе патриотический автомобиль невзлюбили: называли его кустарщиной и сравнивали с худшими иностранными моделями.
К неудачам на рынке прибавилось невезение. В январе 1914-го года на заводе Пузырева случился пожар, уничтоживший восемь собранных машин и пятнадцать комплектов деталей, приготовленных для сборки. А в сентябре инженер-патриот умер.