24/11/18
Пластуны: почему во время Крымской войны европейцы боялись их больше всего

Доблесть казаков-пластунов была отмечена не только русским командованием, но и противником – и тех, и других поражали боевые качества этих бойцов.

Месяц службы им засчитывался за год

Главнокомандующий российскими войсками князь Михаил Горчаков, отмечая в приказе действия пластунских батальонов в Крымской кампании, говорил, что эти казачьи соединения в боях за Севастополь проявили такую удивительную храбрость, которую нельзя считать обыкновенной военной заслугой. Маршал Леруа де Сент-Арно, командовавший французской армией, в свою очередь, поражался обороноспособности пластунов – по его воспоминаниям, «какие-то казаки» совершенно не дают штурмовать русские укрепления – своим прицельным огнем пластуны выбивали всех французских артиллеристов, обслуживавших штурмовые батареи.
Историки объясняют этот феномен не только меткостью казаков, но еще и тем, что на вооружении у них были нарезные штуцеры, тогда как основу стрелкового арсенала русских солдат в Крымской войне составляли гладкоствольные ружья, уступающие штуцерам в прицельности и дальности стрельбы.
В Крыму действовали 2 пластунских батальона, под Севастополем они воевали на участках, особо отмечаемых по своей важности и опасности – это были Малахов курган и четвертый бастион. В районе этого бастиона противник из орудий мортирной батареи сильно досаждал обороняющимся. Пластуны в результате устроенного ими рейда не только ликвидировали батарею, но и притащили с собой 3 ствола вражеских мортир весом по 6 пудов каждая (без двух килограмм центнер).
За проявленную в Крымской кампании доблесть русское правительство засчитало пластунам месяц на войне за год воинской службы. Почти каждый казак-пластун вернулся с войны с наградами, а многие – еще и с присвоенными за боевые заслуги офицерскими званиями.

Как они рассеивали и уничтожали противника

Русский военный историк генерал Иван Попко писал, что пластунам на Крымской войне помог опыт предыдущих боестолкновений с черкесами, они использовали кавказский опыт при отражении атак неприятеля и во взятии вражеских редутов. Французы и англичане часто просто не понимали маневров пластунов и не были готовы к ним.
Как вспоминал Попко, вместо того, чтобы отражать атаку французской кавалерии в составе обычного каре, пластуны рассыпались, спешивались и методично отстреливали всадников, став на одно колено. При этом они могли вообще не понести потерь – неприятельские всадники, не успевавшие осадить своих лошадей, просто «просеивались» сквозь пластунов, эскадрон за эскадроном, и немногим уцелевшим французам удавалось отступить – огонь казаков был меток.
Неприятель смертельно боялся казаков-пластунов еще и потому, что те постоянно находились в авангарде русских войск и каждый раз бились до последнего патрона. Попко отмечал такие замечательные качества у пластунов, как уникальная способность вести разведку ночью, припав ухом к земле. Пластун по слуху определял, какие и где велись неприятелем земляные работы. Если подобной информации казакам казалось мало, они неслышно подкрадывались к вражеским позициям и уточняли детали. По сообщению военного историка, именно благодаря зоркости и пытливости пластунов русское военное командование знало обо всех действующих или только возводящихся позициях противника. Однажды во время такой разведки казаки взяли в плен весь ужинавший неприятельский передовой пост вместе с двумя котлами супу. Доедали суп пленники уже в чужих окопах.

Подвиги есаула Даниленко

Служебная характеристика этого отважного пластуна, провоевавшего в Крымской кампании всего 11 месяцев, изобилует множеством эпизодов, за каждый из которых можно было награждать. В ноябре 1854 года он вместе с десятью товарищами-пластунами во время вылазки на Сапун-гору пленил 6 англичан, в декабре его подразделение захватило в плен уже 14 французов и англичан. В том же месяце 17 пластунов под командованием Даниленко отбили атаку 100 зуавов (Зуавы — название элитных частей лёгкой пехоты французских колониальных войск, в которых воевали главным образом жители Северной Африки). В феврале следующего года есаула наградили орденом святого Владимира IVстепени с бантом. Даниленко был ранен в штыковой атаке, но его подразделение отбило ее, за что великие князья лично пожаловали войсковому старшине 100 рублей серебром. Впоследствии за проявленную в боях доблесть Даниленко вручили золотую шашку, 150 рублей серебром, орден святой Анны II степени и присвоили звание транш-майора.
Пример с Даниленко хотя и характерный, но далеко не единственный – подразделения пластунов в Крымской войне были наиболее эффективными и боеспособными. Неприятель опасался не только отваги и решимости казаков – об изобретательности пластунов в способах ведения боя и разведывательных операций ходили легенды – для противника действия «каких-то казаков» были непредсказуемы, поэтому их и страшились.