05/03/18
Почему Батый не стал захватывать Великий Новгород

Весной 1238 года монголы были в каких-то 200 верстах от Великого Новгорода, однако неожиданно повернули назад. Что заставило Батыя отказаться от покорения одного из богатейших городов Руси?

Ресурсы на исходе

Одной из причин похода монголов на древнерусские земли стало развитие кочевого скотоводства, которое вынудило их искать новые пастбища. Однако чем дальше тумены Батыя заходили на северо-запад, тем больше они убеждались в том, что тамошние территории не пригодны для прокорма лошадей и скота. Особенно неблагоприятными в этом смысле оказались лесистые и болотистые новгородские земли. Влажные травы Новгородщины не могли в должной мере обеспечить пищей степных монгольских скакунов.

Ситуацию усугубило и состояние русских деревень, в которых после зимы 1237-1238 годов не осталось достаточного количества запасов еды, способных удовлетворить потребности многотысячной орды. Люди и кони были сильно истощены, начался падеж лошадей, а само монгольское войско, по мнению историков, потеряло к весне 1238 года до трети своего состава. В такой ситуации Батый просто не был готов к осаде Новгорода, которая обещала затянуться на долгие недели.

Испытание дорогой

Кроме голода войска Батыя и Субедея ждало еще одно испытание. К Новгороду и Смоленску монгольские полководцы намеревались выйти до наступления оттепели, но ранняя весенняя распутица застала их врасплох. Многочисленная орда, обремененная обозами и скотом, с трудом двигалась по раскисшей от таявшего снега и дождей земле. Овраги, густые леса и болота делали дальнейшее продвижение монгольской армии малоперспективным.

Конечно, у Батыя была возможность обойти непроходимые топи стороной, однако совершать многокилометровые обходные маневры у хана не было ни сил, ни желания. Наверное, при должном упорстве несколько десятков тысяч монгольских всадников все же добралось бы до Новгорода. Впрочем, для Батыя было очевидно, что захват столь важного в стратегическом плане города не стоил гибели половины его армии.

На решение Батыя могла повлиять и длительная осада Торжка. Его жители серьезно измотали монголов, которые, приступив к штурму города 22 февраля 1238 года, смогли взять твердыню лишь 5 марта. Взбешенный полководец тогда в ярости предал Торжок огню и мечу. «Иссекли всех — от мужского полу до женского», – поведал летописец.

«Добрый город»

Известно, что Батый разорял далеко не все древнерусские города – только те, что не желали ему покоряться. К примеру, печальной участи избежали Углич, Ростов и Тверь, добровольно подчинившиеся завоевателю и согласившиеся выдать лошадей и провиант. Покорные города получали у монголов название «гобалык», что значит «добрый город».

Превращать богатые города в пепелища, в особенности располагавшиеся на торговых путях, было не в интересах Батыя – ведь они должны были впоследствии стать источниками пополнения казны ордынской империи. Не по этой ли причине оказался нетронутым Великий Новгород? – размышляют историки. Он вполне мог стать северными воротами, выводящими Золотую Орду на обширнейший рынок городов Ганзейского союза.

Можно предположить, что и новгородские бояре со своей стороны приложили усилия для налаживания контактов с ордынскими представителями, и в итоге они могли заключить некое коммерческое соглашение. Вполне возможно, дипломатия и деньги решили вопрос взаимоотношений Новгорода и Орды в пользу взаимовыгодного сотрудничества.

Назад в Орду

Еще один шанс завоевать Новгород у Батыя был во время второго похода на Запад (1240-1242 гг.), когда ему удалось фактически дойти до Вены, нанеся несколько болезненных поражений европейским армиям. Однако 1 декабря 1241 года умер хан Угэдэй, и его смерть открыла прямую дорогу к ордынскому престолу непримиримому врагу Батыя хану Гуюку. В результате Батый был вынужден направить основные силы обратно в Каракорум.

Теперь он был занят соперничеством с Гуюком, которое закончилось смертью последнего в 1248 году. Недолго правил и сам Батый, он ушел из жизни в 1255 году, вероятно, будучи отравленным конкурентами. Отныне ордынским ханам было не до завоевательных походов, главной их задачей стало не приумножение, а сохранение невероятно разросшейся империи.

Князь-дипломат

Есть еще одна гипотетическая причина, по которой Батый не пошел покорять Новгород – политика князя Александра Ярославича Невского, долгое время (хотя и с перерывами) восседавшего на новгородском престоле. Отметим, что впоследствии политическая деятельность князя в немалой степени зависела от Батыя.

В период монгольского нашествия на Русь в 1237–1238 годах Александр не проявил участие в судьбе погибающих под натиском ордынских полчищ городов, что до сих пор вызывает недоумение у многих историков. Он не пришел на помощь ни к своему брату Андрею, когда войска Батыя вторглись в пределы Суздальского княжества, ни к своему родному городу Переяславлю-Залесскому, когда у его стен оказались тысячи монгольские орды. Не отозвался Александр и на призывы жителей погибающего Торжка, который был фактически последним форпостом на пути к Новгороду.

Известно, что в 1250 году младший брат Александра Невского владимирский князь Андрей Ярославич и самый влиятельный князь Западной Руси Даниил Галицкий заключили антиордынский союз. Однако Александр Ярославич вопреки ожиданиям не только не присоединился к союзу, но и отправился в Орду с предостережением. В результате золотоордынцы организовали на вотчинные земли Андрея Ярославича карательный поход, после которого Александр получил ярлык на владимирское княжение.

В 1251 году следует вполне предсказуемый отказ Александра Ярославича папе Римскому, предложившему совместно бороться с Золотой Ордой. Вместо этого Александр пригласил в Новгородскую землю татарских численников, которые занялись переписью населения для обложения его данью. Примечательно, что, когда в 1259 году новгородцы взбунтовались, не желая выплачивать татарам дань, Александр жестоко подавил их мятеж.

Сегодня уже очевидно, что из двух зол – латинский Запад и варварская Степь – Александр выбрал меньшее. Орда, по крайней мере, не лишала русских князей политической и религиозной самостоятельности, в то время как западноевропейские рыцари посягали на основы русской государственности и веры. Более того, именно у Орды Александр искал поддержки для противостояния Западу и внутренней оппозиции.

Богатый Новгород оказался в итоге разменной монетой в политических играх Александра Невского. Отдав город на откуп Золотой Орде, дальновидный князь уберег его не только от возможного разорения кочевниками, но и от нашествия крестоносцев.