dic.academic.ru
Почему депутата Госдумы Вячеслава Марычева называли «политическим фриком»

Депутат Госдумы РФ первого созыва (1993–1995 гг.) от фракции ЛДПР Вячеслав Антонович Марычев имел прозвище «актер Государственной думы». Самое интересное, что он в отличие от других депутатов-«артистов» в свое время получил профессиональное актерское образование и даже недолго играл на подмостках провинциального музыкально-драматического театра.

Политической славы Марычев не снискал, и 12 лет назад умер в забвении, будучи парализованным и онемевшим в результате повторного инсульта.

Начало артистической карьеры

После школы будущий политик отслужил в армии, а потом два года отработал на московском заводе токарем. Окончил актерское отделение при Ленинградской государственной консерватории. В конце 1960-х годов входил в труппу Петрозаводского театра музыкальной комедии. Затем закончил школу ВЦСПС по специальности «организатор-методист высшей квалификации».

В ленинградском ДК сталепрокатного завода в 1980-х годах его директор В.А. Марычев организовал выступления таких начинающих российских политиков, как Владимир Жириновский, Галина Старовойтова, Александр Невзоров, Анатолий Собчак. Главным героем данной акции стал опальный в тот момент Борис Ельцин.

Основатель «марычевизма»

Государственная Дума РФ 1-го созыва была избрана в декабре 1993 года. Как говорили многие депутаты тех лет, в Госдуму после расстрела парламента танками стремились только «революционные романтики», остальные элементарно боялись. Один из лидеров состава Центрального комитета ЛДПР 1990-х Алексей Митрофанов называл Марычева символом времени. Газета «Московская правда» в 1995 году писала: «В уходящей Думе имело место целое явление, которое можно обозначить как «марычевизм», имея в виду не только «художества» самого Марычева, но и драки, таскание женщин за волосы, брань лидеров фракций, неприличную критику в адрес правительства».

Спикер тогдашнего созыва Госдумы Иван Рыбкин вспоминал, что «там можно было с ума сойти; некоторые депутаты даже в зал заседаний ходили с оружием». Эскапады Марычева путали повестку дня и многих депутатов очень радовали: страна переживала невероятно трудное время, то война в Чечне, то импичмент президенту, то проблемы с продуктами питания. Марычев же был бесплатным цирком в одном лице, разряжал обстановку. Депутат от ЛДПР Госдумы первого созыва Александр Невзоров говорил, что на первом же заседании Федерального заксобрания Вячеслав Антонович «пошумел». Марычева называли «политическим фриком», «Иванушкой-дурачком» и просто клоуном – все эти характеризующие депутата эпитеты в СМИ и массовом сознании были уничижительными. По мнению Невзорова, Вячеслав Антонович в этом качестве тогда никому не был нужен.

Лидер «Трудовой России» Виктор Анпилов подтверждал, что в душе Марычев был актером и Госдума тогда предоставила ему прекрасную возможность выступить на политической авансцене для многомиллионной аудитории. Марычев не мог предложить серьезной программы и толкового законопроекта по выходу из кризиса, поскольку не разбирался ни в экономике, ни в международной, ни во внутренней политике. А. Невзоров подчеркивал, что Вячеслав Антонович не понимал никаких политических парадигм, и поначалу даже не знал значения слова «геополитика». Поэтому он решил привлекать внимание простых людей при помощи эпатажа.

В июне 1994 года Марычева на месяц лишили права голоса, так как в ходе обсуждения законопроекта о борьбе со СПИДом он заявил, что одна из депутатов, находившаяся в тот момент в Голландии, может вернуться из-за границы зараженной, а значит пускать ее в Думу нельзя.
Однако такое чудаковатое поведение являлось лишь маской Марычева, за которой он скрывал свои жизненные проблемы. К примеру, мало кто знал, что у Вячеслава Антоновича в Первую Чеченскую кампанию в 1993 году в Грозном пропал сын Игорь. Марычев пытался выходить на Дудаева и Масхадова, но безуспешно. До самой своей смерти он не терял надежды, что его ребенок жив.

«Другой» Марычев

В феврале 2001 года в дверь однокомнатной хрущевки Марычева ворвались трое неизвестных. Они сильно избили хозяина. По словам знакомой Марычева Людмилы Самойловой, у бывшего депутата Госдумы и действующего депутата Санкт-Петербургского муниципального совета были выбиты зубы и по всему телу были гематомы от побоев. В СМИ появились предположения, что Марычев «перешел дорогу каким-то мощным силам». Кстати, Александр Невзоров отмечал, что его бывший коллега по Госдуме «переходил дорогу представителям зарождающегося бандитского бизнеса» неоднократно. По одной из версий, Марычев вскрыл некие квартирные махинации в муниципалитете. На то, что нападение было заказным, в частности, указывал тот факт, что преступники ничего не украли из квартиры.

Этим разборкам предшествовали конфликты в ЛДПР (в 1994 г. Вячеслава Антоновича исключили из партии, обвинив в «нарциссизме»). В дальнейшем Марычев безуспешно пытался закрепиться на политическом поприще, не один раз баллотировался на пост губернатора Санкт-Петербурга, работал в «Трудовой России» Анпилова, формировал антипутинское движение.

После избиения неизвестными Марычев не оправился и к активной политической деятельности больше не возвращался. Спустя некоторое время его настиг второй инсульт, вызвавший односторонний паралич и потерю речи. Спустя четыре года В.А. Марычев, неоднократно за тот период впадавший в кому, умер.