27/10/18
Почему донские казаки не считали себя русскими

Исторические факты происхождения донского казачества указывают на его разноплемённое происхождение. Помимо этого, у донских казаков, уже в составе Российской империи, когда они утратили атрибуты независимости, сохранялось множество социальных и культурных отличий от русских крестьян.

Разноплемённое происхождение

Русские сами до XVII века почти не называли себя русскими. Распространение этнонима «русский» на казаков стало происходить не ранее XVIII столетия, когда казаки были включены в состав России. Но этому мешали традиции, историческая память и особый сословный строй казачества.

Исходно «казак» – это этноним, этимологически тождественный этнониму «казах» (Qazaq). Вряд ли является совпадением, что в русских источниках казаки появляются одновременно с распадом Золотой Орды и возникновением независимого Казахского ханства (середина XV века). В основе слова лежит тюркский эпитет свободного человека.

Происхождение донского казачества было разнообразным, и это отразилось в исторических преданиях. Казаки на Хопре («верховские» казаки Донского войска) издавна звались чигами, что явно указывало на их происхождение от зихов, родственных черкесам, и в параллель с черкасами (как называли запорожских казаков), а также с касогами, чьё имя также могло дать название казакам. Сказания некоторых донских казаков указывают на их происхождение от новгородских и вятских ушкуйников. На Дону долго сохранялись города, существовавшие там ещё в период Хазарского каганата (третий вариант происхождения слова «казак» – от хазар).

Общей для большинства казаков была православная вера. Вхождение православных Золотой Орды с конца XIII века в епархию Сарайского епископа, поставляемого митрополитом всея Руси, обусловило широкое распространение на Дону древнерусского языка сначала как языка богослужения и межнационального общения, а потом и как языка большинства населения. Этому способствовал усилившийся с конца XV века, а особенно в XVII веке приток на Дон беглых русских крестьян. Но первое дошедшее до нас имя донского атамана – тюркское: Сары-Азман.

Чувство свободы

Приходившие жить на Дон люди становились полноправными членами военизированной казацкой общины. Их новое гражданство и неприкосновенность защищалось древней формулой Донского войска: «С Дона выдачи нет!» Донское казачество было полностью самостоятельно в своих внутренних порядках, а чью-то власть над собой могло признавать только добровольно.

По-видимому, самым древним было подчинение казаков золотоордынскому хану, который по традиции именовался у русских и всех окрестных народов царём. После распада Золотой Орды возникло несколько царств: Казанское, Астраханское, Касимовское, Крымское, но постепенно над ними всеми возвысилось царство Московское, сумевшее в XVI веке снова собрать большую часть земель Улуса Джучи. Тем самым представление о верховном властителе перешло на фигуру московского царя.

Донские казаки мыслили своё государство состоявшим, как бы в личной унии с Москвой. Московский царь был и царём Дона, но во всём остальном оба государства были совершенно независимы. «Царствуй царь православный на Москве, а мы, казаки, на Тихом Дону», – говорили казаки в XVII веке.

Отдельное государство

Казаки старались извлекать из этого прямую материальную выгоду. Представляя себя как защитников южных рубежей Московского государства, они требовали от царя регулярного жалованья оружием, порохом и деньгами. Для царей же был важен этот «санитарный кордон», предохранявший Россию от непосредственного соприкосновения с могучими южными соседями – Турцией и Персией.

Правда, иной раз донские казаки своей самостоятельностью приносили Москве немало внешнеполитических хлопот. Своими частыми набегами на Азов они сталкивали Россию с Турцией. Султанские министры жаловались московским послам: «Донских казаков каждый год наши люди побивают многих, а всё их не убывает… Если б прибылых людей на Дон с Руси не было, то мы давно бы уже управились с козаками».

Москва неизменно отвечала на это Турции: «Хотя бы турские люди донских козаков до одного человека побили, то наш великий государь вашему за то не постоит. Наш великий государь сам о том помышляет, чтоб козаков на Дону не было».

В 1630 году для усмирения местных жителей на Дон был отправлен царский воевода Иван Карамышев, но донцы его убили. Только в начале XVIII века, после жесточайшей карательной экспедиции, вызвавшей восстание Кондратия Булавина, Пётр I завоевал Дон и присоединил его к России.

Особое сословие Российской империи

Мы видим, что русские и донцы были двумя различными нациями, с разными политическими и историческими традициями. Даже после вхождения в состав Российской империи казаки сохраняли множество особенностей, которые позволяли им чувствовать своё коренное отличие от русских.

Прежде всего, донские казаки никогда не знали крепостного права. Они находились в личной зависимости только от царя, то есть от государства. Донцы были обязаны поголовной военной службой, причём снаряжались на неё за свой счёт, но эта особенность опять же резко выделяла их из массы русских крестьян. После освобождения дворян от обязательной службы государству в 1762 году казаки остались единственным военно-служилым сословием, то есть своего рода дворянством, правда, без права владеть крепостными. Среди русских им в социально-имущественном плане соответствовала только всё больше уменьшавшаяся прослойка дворян-однодворцев.

Казаки выделялись из общей крестьянской массы своим земельным богатством, речь их изобиловала диалектными словами. В культурологическом плане они отличались обычаями, песнями. Только в результате советского расказачивания во время гражданской войны 1918-1920 гг., когда было убито или покинуло родину в общей сложности не менее 70% донских казаков, была подорвана основа существования казачества как особого народа, и оставшиеся в России потомки казаков слились с русскими.