11/11/17
Почему евреев считают богоизбранным народом

Не одно столетие тема богоизбранности еврейского народа будоражит умы человечества. Парадоксальность в том, что евреи, признавая за собой право называться «избранными», нередко отказываются от навязываемого ярлыка. Нет единообразия на этот счет и в священных писаниях.

Противоречивая тема

Для евреев тема богоизбранности всегда была особой. Но в последнее время она стала болезненной. Представители еврейства сетуют на то, что другие народы видят в избранности доктрину превосходства и жажды мирового господства.

И действительно, краеугольным камнем многих конспирологических теорий является идея о неком мировом правительстве, состоящем из евреев, эксплуатирующем остальное население Земли и стремящемся к максимальному сокращению его численности.

Но и у рядового человека, не относящегося к иудеям или сторонникам теорий заговора, богоизбранность евреев вызывает если не раздражение, то как минимум недоумение. Раввины здесь занимают двойственную позицию: они считают, что понятие «богоизбранный народ» в его нынешнем смысле – продукт, навязанный христианской идеологией, но в тоже время признают, что избранническая миссия евреев остается в силе, так как Завет Моисея с Богом никто не отменял.

Однако и в последнем у евреев нет единства. В религиозных кругах иудаизма существует положение, что только неукоснительное следование заповедям делает евреев избранным народом, в то время как ортодоксы утверждают, что даже еврей, ведущий исключительно светский образ жизни, может считаться «избранным».

За какие заслуги?

У неискушенного в религиозных познаниях человека может возникнуть вопрос, за какие такие заслуги евреи в глазах Бога обрели привилегированное положение? Для этого нужно обратиться к религиозным текстам.

В Торе (книга Брейшит, глава 12:1-3) Бог говорит Аврааму: «Уходи из страны твоей, от родни твоей и из дома отца твоего в страну, которую я укажу тебе. И Я сделаю тебя народом великим, и благословлю тебя, и возвеличу имя твоё, и ты будешь благословением».

Само понятие избранности еврейского народа впервые было озвучено примерно за 1300 лет до нашей эры (через 500 лет со времен Авраама) на горе Синай Моисеем, передавшим слова Бога: «Так молви Дому Яакова, и скажи сынам Израиля... Если вы будете слушаться Меня и соблюдать союз Мой, то будете Мне избранным из всех народов» (Исход, глава 19:3-6).

Согласно иудаизму между Богом и еврейским народом был заключен Завет, который можно трактовать и как благословение, и как огромную ответственность, которая возлагается на евреев. Православный публицист Сергей Худиев пишет, что Божие избрание отличается от человеческого. Если мы избираем за что-то, то для Бога – это акт чистой, свободно оказанной милости, которая не связана с какими-либо достоинствами.

Эту мысль доносит Библия, которая подчеркивает, что евреи избраны не за заслуги, а ради того, чтобы спасти все человечество. Согласно Ветхому Завету, языческие народы были не в состоянии принять воплощенного Бога, а поэтому к приходу Мессии их должен был готовить народ Израиля.

Протоирей Дмитрий Смирнов проясняет этот вопрос. Господь, по его мнению, не избирал еврейский народ. Бог избрал Авраама. В то время как многие представители рода человеческого погрязли в языческих культах поклонения целому сонму божков и божеств, Авраам был верен единому Богу – творцу всего сущего на земле. И только впоследствии избранничество было соотнесено с целым народом.

Не избрали, а назначили

При внимательном прочтении Библии можно заметить, что слово «богоизбранный» не точно передает смысл отношений Бога и еврейского народа, отраженного в священном писании. «Этот народ Я образовал для Себя», – сказано на страницах Ветхого Завета (Ис. 43,21). Получается народ не богоизбранный, а богосозданный.

Как остроумно заметил один раввин по поводу избранности своего народа: «евреи не участвовали в выборах, никто их не избирал, их просто назначили».

Апостол Павел говорит, что еврейский ветхозаветный закон – это «детоводитель по Христу» (Гал. 3,24). Это странное слово становится понятным, если установить его греческую основу. В греческом оригинале стоит слово «pedagogon», однако оно не равнозначно близкому нам слову педагог. В античном мире педагогом являлся раб, который внимательно следил за ребенком, чтобы он вовремя добирался до школы, не шалил и не тратил сил впустую.

Также и Закон Моисея, воплощать в жизнь который было доверено евреям, в своем истинном смысле не столько учит, сколько предостерегает. Не случайно среди 613 заповедей Пятикнижия 365 запретов и 248 повелений. Изначальная миссия избранничества иудеев заключалась в том, чтобы предостеречь другие народы от злоупотребления опасными верованиями.

Одним из атрибутов языческих культов, практиковавшихся в Ханаане, Финикии или Карфагене, был такой страшный обряд, как жертвоприношение младенцев, подтвержденный современной археологией. В этих обстоятельствах уже не кажутся столь ужасными приказы Иисуса Навина выжигать землю Ханаана от людей, чей религиозный разум помутился настолько, что они в жертву своему богу приносили своих же первенцев.

«Фанатизм в Библии попускается – перед лицом языческих крайностей он бывает меньшим злом, чем равнодушие», – замечает в этой связи российский богослов и философ Андрей Кураев.

Избранных больше нет?

С тех далеких времен минула не одна тысяча лет. Неужели до сих пор народ Израиля вынужден исполнять свою миссию? В новозаветную эпоху многие лишали евреев этой созидательной роли. Апостол Павел, наделяя христианство универсализмом, противопоставлял спасительное Евангелие устаревшему Закону. Христианский Святой истолковывал иудаизм как «пройденный этап», тем самым принижая теологическую значимость иудаизма в новозаветное время.

В 2010 году епископы из стран Ближнего Востока, собравшиеся на конференцию в Ватикане, приняли резолюцию, потребовавшую от Израиля прекратить использовать Библию как оправдание несправедливостей, чинимых в отношении палестинцев. «Права на "Обетованную землю" больше не являются привилегией еврейского народа. Христос отменил это право. Избранного народа больше нет», – сообщалось в резолюции Ватикана.

Для евреев такое заявление стало очередным поводом заявить, что идею богоизбранности восприняло и трансформировало христианство. Согласно концепции средневековых теологов миссия Израиля закончилась с рождением в его среде Иисуса Христа. «Израилем во плоти» теперь являлась Христианская Церковь.

Возможно, многочисленные беды, обрушившиеся на долю еврейского народа с наступлением христианской эры, и есть свидетельство того, что миссия Израиля окончена? В XIX веке русский святитель Феофан Затворник высказал свое толкование этого богословского вопроса: «Кого избрал Б-г, того будет наказывать для исправления, будет лишать милости Своей на время, но окончательно не отвергнет его».

В одном из документов Всемирного Совета Церквей протестантских общин за 1988 год сказано, что Завет между Б-гом и еврейским народом остается в силе. Антисемитизм, как и любые учения, подвергающие осуждению иудаизм, должны быть отвергнуты.

Компенсация за унижения

Вся сложность и противоречивость вопроса богоизбранничества в современном мире заключена в дилемме: догматически еврейский народ остается избранным народом Бога, но какое это должно иметь проявление в реальной жизни, кроме декларирования, никто не может объяснить.

В глазах антисемитски настроенной части общественности богоизбранность евреев выражается в их пренебрежительном и высокомерном отношении к другим народам, в привилегированном обладании правами и возможностями, которые не даны простому смертному.

Отстраняясь от антисемитской риторики, можно попытаться понять, в чем заключается особый статус современного еврейства. Известный переводчик Корана Валерия Прохорова пишет, что «после рабского существования в Египте сыны Израиля стали свободны, получили обильные земли и процветание, каждый из них являл собой как бы царя».

Этот аспект рассматривал и философ Николай Бердяев: «Есть еврейское самомнение, которое раздражает. Но оно психологически объяснимо: этот народ был унижен другими народами и он себя компенсирует сознанием избранности и своей высокой миссии».

Стремление обрести чувство собственного достоинства после многих лет лишений и унижений запечатлелось в генетической памяти еврейского народа и выразилось, в обретении защиты, в том числе, через чувство превосходства и достижение статусности, богатства.

Андрей Кураев усматривает в евреях пророческий пафос, твердящий «мы в ответе за все». Весьма часто приходится замечать, пишет Кураев, что этнический еврей, ставший православным священником, становится человеком «партии» и крайности. Он не может ограничить себя просто кругом своих приходских или монашеских обязанностей. Ему нужно «спасать Православие».

Межконфессиональный конфликт

Русский писатель Яков Лурье, объясняя еврейский феномен, отмечал, что дело здесь не в Ветхом Завете и не в национальности. «Это нечто неосязаемое и неуловимое в целом, пишет Лурье, это экстракт из всех элементов, в основе своей враждебных нравственному и социальному порядку, сложившемуся на христианских началах».

Действительно, современная идея богоизбранничества еврейства может объясняться и через конфликт с христианством. Ведь те права и обязанности избранного Богом народа, которые преподнес Израилю Моисей, христианство, по сути, применило к себе – «некогда не народ, а ныне народ Божий» (1 Петр. 2,10).

Один из проповедников еврейского национализма в России Сергей Лёзов антисемитизм христианства видит в том, что оно «узурпировало притязания Израиля» на исключительность его отношений с Богом. В тоже время борцы с антисемитизмом заходят дальше и требуют, чтобы христианские народы, в порядке покаяния за преступления языческого германского нацизма, усвоили взгляд на Израиль как на народ, по-прежнему в абсолютной уникальности хранящий свою богоизбранность.

Для протестантского богослова Оскара Кульмана тут есть два понимания национального мессианизма, между которыми непроходимая грань: существует ли избранный народ для того, чтобы послужить всему человечеству, или же для того, чтобы все человечество, опомнившись, послужило ему.

Завет по принуждению

В Талмуде сказано, когда еврейский народ стоял у подножия Синая, Бог объявил ему, что если он откажется признать Его, то Он велит горе засыпать весь еврейский стан своей массой, и евреи из страха, вопреки своему желанию, притворно согласились служить Иегове. Закон Моисеев потому был великой неволей для израильтян (Шаббат. 88,1).

Если бы нас потребовали на суд, говорит раввин Соломон Ярхи, и спросили, почему мы не держимся того, что сказано нам на Синае, то мы могли бы отвечать, что мы не хотим знать того, что навязано нам силою. Так стоит ли считать действительным Завет, полученный евреями по принуждению?

Богоборческие мотивы были отмечены еще во времена первых Патриархов. Не случайно Иаков при благословлении получил имя Израиль – «Борющийся с Богом». «Ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь» (Быт. 32:27,28), – напутствовал его Создатель.

Тяга к свободе проявилась и в наследниках Иакова. Им было интересно все, что запрещала Тора. Так возникла Каббала – проповедовавшая магию и астрологию и отрицавшая Единого Личного Бога-Творца. В доме Израиля нашла себе место и языческая доктрина переселения душ.

Евреи создали религию самообожествления, – говорит Андрей Кураев о Каббале. Они, наконец, предались желаниям своего сердца, что запрещали им Пророки. Ушли Пророки, и ушла Благодать Божия. «Иерусалим! Иерусалим! избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст», – обращался Христос к сынам Израиля (Мф. 23, 37).

Израиль, для которого Завет оказался тяжким бременем, предавшись соблазнам тайных знаний, во многом ушел от богоизбранности. Христианство более высоко оценивает историческую миссию Израиля, чем сам Израиль, – писал католический богослов и французский кардинал Анри де Любак. – Не ради себя существует Израиль, а ради всего человечества.

Анри де Любак сравнил евреев со старшим сыном, который в известной притче не захотел, чтобы Отец принял его младшего брата. Израиль дал миру Христа, но сам не заметил этого. В итоге, по словам богослова, когда по завершении своей провиденциальной миссии Израиль возжелал сохранить свои привилегии, он стал узурпатором.