22/06/18
The Grand Budapest Hotel
Почему карточные шулеры считаются элитой уголовного мира

Среди элиты криминального мира особое место занимают карточные шулеры, получающие доход от азартных игр. Наиболее ушлых представителей этой преступной масти называют «катал»". В тюрьме они заставляют считаться с собой всех ее обитателей – от воров в законе до простых «мужиков».

Опасное занятие

Карточные игры являются важной частью повседневной жизни в тюрьмах и лагерях. Такие забавы, как рамс, бура, очко, терц и другие игры укоренились в местах лишения свободы еще в 1920-е годы.
Во многом карты стали вершить человеческие судьбы: они могли сделать богачом или разорить до последней нитки, покалечить или даже лишить жизни проигравшегося в пух и прах зека. Но, даже осознавая всю опасность карточной игры, арестанты продолжали предаваться этому опасному развлечению.
Вместе с тем игра служили хорошим способом отвлечься от тягот арестантской жизни. Играли в тюрьмах, как правило, на интерес. На кон ставили папиросы, алкоголь, предметы гигиены.
Этого требовали законы тюрьмы: если ты не играешь, значит, тебе нет пути на вершину криминальной иерархии. На зоне такой арестант в лучшем случае проходит до конца срока «мужиком» (безмолвный «середняк», рабочая лошадка). Настоящий вор в законе обязан знать не только все тюремные законы и понятия, но и прекрасно разбираться в правилах карточной игры.

Игроки на зоне

Все началось в 1920-х годах, когда новая, советская власть начала массово сажать карточных «умельцев» в места не столь отдаленные. Чтобы как-то выжить, шулерам были необходимы неформальные привилегии.
Игрокам помогли их природные дарование: интеллект и находчивость, которые были значительно выше, чем у основной массы заключенных – грабителей, разбойников и убийц. Кроме того, «каталы» отличались крепкой нервной системой и моральной устойчивостью, обладали мгновенной реакцией и артистизмом. Благодаря этим качествам они смогли успешно пройти криминальную селекцию и к концу 1920-х годов захватить власть на зонах. Первые воры в законе вышли именно из среды карточных шулеров.
С расцветом в тюрьмах и лагерях культа карточной игры «каталы» лишь укрепили свое господствующее положение. Обладая мастерскими навыками в игре, они смогли сколотить вокруг себя лично преданных им людей.
Еще бы, ведь существование под боком у шулера давало массу преимуществ: прежде всего, они обладали огромными денежными суммами, на которые с воли можно было «достать» продукты питания, предметы гигиены или даже наркотики. Кроме того, игроки легко откупали себя и «своих» людей от телесных наказаний. Известны даже случаи, когда они нанимали личных телохранителей.

Катранщики, паковщики и гусары

Наибольшим авторитетом как в заключении, так и на свободе обладают так называемые катранщики. На воле они содержат нелегальные игорные притоны, которые регулярно посещают дельцы теневого бизнеса
Паковщики – шулеры-индивидуалисты. Особенность их стиля в том, что они как будто бы издеваются над своим оппонентом. Сначала обдирают его как липку, а потом позволяют уже впавшему в отчаяние игроку отыграть треть или, если паковщик находится в хорошем расположении духа, половину проигранного. После этого игра останавливается.
Гусары предпочитают игру в общественных местах – на вокзалах и в поездах, на пляжах, в парках, кафе и ресторанах. Среди шулеров также выделяется категория «финансистов». Они кредитуют игроков или покупают долги. «Финансисты» – это своеобразные шулерские банкиры.

Высокие ставки

Обладающий отточенными навыками карточной игры «катала» может преподать несколько уроков и научить некоторым трюкам. Но за подобный «мастер-класс» берет очень дорого. Однако для многих зеков наказание, которое может последовать из-за невыплаты карточного долга, гораздо хуже, чем самая высокая цена за «образовательные» услуги шулера.
Неумелый игрок на зоне, как правило, очень быстро проигрывается и влезает в долги. В случае, если зек не рассчитался с карточным долгом, то его могут сильно избить или опустить. После этого арестант сразу же попадает в низшую категорию криминальной иерархии – к «петухам» и «чертям».
Известны также случаи, когда к проигравшемуся должнику применялось членовредительство, к примеру, отрезали палец. В таком случае долг считался полностью погашенным. Поэтому умение играть в карты было необходимо не только для азартных развлечений, но и элементарного выживания.

Короли уголовного мира

До сих пор «каталы» остаются элитой преступного мира, недаром среди воров в законе были очень популярны клички с названиями карточных мастей. Криминальная история России знает немало Тузов, Валетов и других. Был даже Васька Очко – Василий Петров, убитый в Ялте в 1994 году.
Стоит отметить, что даже сидевшие игроки не похожи на других «откинувшихся» зеков. В их речь нет тюремного сленга, они очень редко прибегают к использованию мата. «Каталы» отличаются прекрасными манерами, носят дорогие костюмы, говорят на одном или даже нескольких иностранных языках и любят отдыхать на зарубежных курортах.
Тем не менее, сидевшего игрока все-таки можно отличить по одному единственному признаку: по наколке типа «перстень», изображающую червовую масть. В нижней части татуировки наколота косая штриховка.
Наиболее сильными группировками шулеров еще с советского времени «славились» Москва, Ленинград и Одесса. В столице главным катраном (секретное место для «сходок» влиятельных игроков) была точка на Мосфильмовской улице.
Грозой московских казино был вор в законе по кличке Якутенок (Николай Зыков). Он отличался фантастическим везением: однажды после ночи игры он увез с собой 800 тысяч долларов. Однако роскошная жизнь закончилась очень быстро: спустя год киллер расстрелял «законника» из автомата в казино в Перми.