21/07/18
Почему Ленинградская область не сменила название на Санкт-Петербургскую

Более четверти века в российских городах и даже в целых регионах витает дух неопределённости. Как правильно – Владикавказ или Орджоникидзе, Нижний Новгород или Горький, Тверь или Калинин, Киров или Вятка? И как вышло, что в российской топонимике оказалось сразу несколько уникальных случаев, когда город и прилегающая к нему область носят разные названия?

Вперёд, в прошлое

Волна переименований захватила российские города в XX веке. Сначала коммунисты после революции поменяли многие названия городов, а под конец существования СССР запустился обратный процесс. В обоих случаях власти пытались, рубя с плеча, избавиться от всего, что напоминало о прошлом.

Последним же в череде конъюнктурных перемен стало переименование Северной столицы. Указ Ленсовета «О возвращении Ленинграду его исторического названия Санкт-Петербург» был издан 6 сентября 1991 года.

С первого взгляда может показаться, что решение о возвращении исторических названий городов принималось легко и единодушно. Однако на деле этому предшествовали бурные дискуссии. Так, впервые наболевший вопрос о переименовании Ленинграда был внесён в повестку дня сессии городского совета в 1990 году. С такой инициативой к местным депутатам обратилась одна из народных избранниц Наталья Фирсова.

По её воспоминаниям, изначально председатель Ленсовета Анатолий Собчак не дал даже обсудить этот вопрос. Он сослался на дороговизну процедуры и необходимость уважать мнение блокадников, а также призвал депутатов заниматься «делом, а не ерундой». Известно, что против переименования выступил и Михаил Горбачев, занимавший тогда должность президента СССР. По его словам, принятое в 1924 году решение увековечить имя Ленина «выразило волю народов всей страны». «Это справедливое решение, и я твердо убеждён, что нет ни нравственных, ни политических оснований его изменения», - пояснил он.

После этого вопрос о переименовании был снят с повестки Ленсовета. Но ненадолго – до апреля 1991 года, когда было решено провести опрос жителей города по данному поводу. Им предложили ответить «да» или «нет» на вопрос: «Желаете ли вы возвращения нашему городу его первоначального названия – Санкт-Петербург?» 54 процента ленинградцев, пришедших на голосование, ответили утвердительно.

Большинство для такого вопроса оказалось не слишком убедительным, но всё же это было большинство. Хотя позднее, в 2011 году, Владимир Путин констатирует, что проблема возвращения исторического названия расколола город.

Зависимость от конъюнктуры

Проведённый опрос по своему значению не был тождественен референдуму, как это принято считать. На самом деле он носил лишь консультативный характер, а решение о переименовании Ленинграда в Санкт-Петербург всё же принималось политиками кулуарно. Сторонников смены названия среди них оказалось больше, так что документально оно-таки было утверждено – но спустя три месяца после голосования.

И казалось бы, переименование Ленинграда автоматически должно было привести к изменению названия прилегающей области. Но нет, там этот вопрос даже не обсуждался и, как отмечал депутат Ленсовета 21-го созыва Леонид Романков, на заседания органа не поднимался. Да и не мог он рассматриваться именно этим органом, поскольку Ленинградская область была и остаётся самостоятельным субъектом.

По словам Романкова, вопрос о переименовании области не попал в повестку дня потому, что в регионе позиции коммунистов были куда сильнее, чем в Северной столице. Подтверждает его предположение и Дмитрий Солонников, член ассоциации краеведов Ленинградской области. «В области тогда был свой Совет народных депутатов, на заседаниях которого никогда не поднимался вопрос о переименовании области», - констатировал он.

Есть также версия, согласно которой проблема переименования меньше давила на региональных депутатов и потому, что во властных кругах решили оставить области название Ленинградской в память о подвиге, который был совершён во время блокады в Великую Отечественную войну.

Цена вопроса

Несомненно, свою роль в отказе от переименования сыграл и денежный фактор. Хотя тот же Романков уверяет, что Петербургу смена названия «обошлась в копейки». По его словам, в городе даже не было отдельной статьи расходов на эти цели. Деньги потребовались только на замену документов в Смольном, а остальные изменения шли в рамках текущих затрат. В пример он привёл бланки метрополитена: старые бумаги использовались, пока они были в наличии, а новые печатались уже с новым адресом. А менять паспорта и вносить правки в юридические документы петербуржцам всё равно пришлось после распада СССР.

Вместе с тем процесс всё-таки не был бесплатным. Журнал Forbes подсчитал, что переименование Куйбышева в Самару в ценах 1990 года обошлось в 66,7 миллиона рублей (или 1,8 миллиарда в ценах 2012 года), Калинина в Тверь – не менее 42,7 миллиона (1,2 миллиарда), Горького в Нижний Новгород – около 50 миллионов (1,4 миллиарда).

А идея изменить название Волгограда на Сталинград, по мнению журналистов, сегодня потребует только на смену паспортов граждан 101,8 миллиона рублей плюс 177 миллионов рублей личных расходов горожан на пошлины. С учётом того, что население Волгограда почти в полтора раза меньше населения Ленинградской области (1,015 миллиона против 1,813 миллиона человек), расходы на переименование последней сегодня могут быть куда более существенными. Поэтому все предложения об изменениях – а они всё так же продолжают звучать и в наши дни – поддержки не находят.

Вместе с тем, когда Владимира Путина в 2011 году спросили, не шокирует ли его то, что Ленинград переименовали в Санкт-Петербург, а область осталась Ленинградской, он ответил: «Меня давно уже ничего не шокирует, я ко всему привык». И добавил, что вопросы такого рода нужно деидеологизировать и при их решении всегда спрашивать людей. Рядовые же люди уже привыкли жить в Ленинградской области, и вряд ли её название вызывает у них негативные ассоциации.