10/12/17
Почему Лев Троцкий до сих пор очень популярен на Западе

Троцкий – одна из наиболее мифологизированных фигур XX века. Но если в нашей стране на него навесили ярлык оппортуниста с мелкобуржуазными замашками, то на Западе он – истинный марксист, павший жертвой сталинского режима.

Настоящий социалист

Десятилетия советской пропаганды дали о себе знать. Даже после развала СССР образ Льва Троцкого в России воспринимается преимущественно в негативном свете. Какими только эпитетами его не награждали: злейший враг страны Советов, кровавый диктатор, предатель, шпион и провокатор, агент империализма, предводитель мирового сионизма, и даже сам сатана, воплотившийся в облике революционера.

В мире отношение к Троцкому иное: от нейтрального до крайне положительного. Сегодня на Западе существует целый ряд политических партий, исповедующих ортодоксальный троцкизм 30-х годов. Последователи Троцкого продолжают действовать более чем в 60 странах мира, в том числе во Франции, Великобритании, Германии, Швеции, Дании, США. Число их, по мнению политологов, превышает 100 тысяч человек.

Удивительно, но не только левые радикалы, но и люди умеренных взглядов питают к личности Троцкого искреннее уважение. Чем же их так подкупил «демон революции»? Во многом своими идеями, которые, как считают на Западе, близки к истинным ценностям социалистической революции.

Американский коммунист Джеймс Кэннон отмечал, что «троцкизм не является новым движением или новой доктриной, а лишь восстановлением, возрождением подлинного марксизма, который был развит и воплощён в жизнь русской революцией и первыми днями Коммунистического Интернационала».

С середины 1990-х годов последователи «Четвертого интернационала» ведут «Мировой социалистический веб-сайт» – интернет ресурс, имеющий версии более чем на 20 языках. Идеи Троцкого также популяризируют западные авторы, публикуя огромное количество книг, статей, памфлетов, как в печатном, так и в электронном виде. Одна из наиболее значимых работ – книга американского социалиста Дэвида Норта «В защиту Льва Троцкого».

Помимо традиционно троцкистских в мире существует и ряд неотроцкистских организаций, которые будучи связанными с социал-демократическими партиями, являются кузницей политических кадров. Из их рядов вышел, например, Лионель Жоспен, премьер-министр Франции с 1997 по 2002 год, однако свою принадлежность к троцкизму впоследствии он тщательно скрывал.

Неординарная личность

И все-таки главное, чему обязана популярность Троцкого на Западе – его личность. Он не пил, не курил, не сквернословил, был блестящим пропагандистом и организатором. Красная армия, Октябрьская революция и Гражданская война стали вершиной его блистательной карьеры.

«Эффектная наружность, красивая широкая жестикуляция, могучий ритм речи, громкий, совершенно не устающий голос, замечательная складность, литературность фразы, богатство образов, жгучая ирония, парящий пафос, совершенно исключительная, поистине железная по своей ясности логика», – писал о нем нарком просвещения Анатолий Луначарский.

Философ Николай Бердяев был уверен, что «Лев Троцкий стоит во всех отношениях многими головами выше других большевиков, если не считать Ленина. Ленин, конечно, крупнее и сильнее, он глава революции, но Троцкий более талантлив и блестящ».

Несмотря на то, что Троцкий был сторонником жесткого политического режима, который по своим репрессивным мерам не уступил бы сталинскому, обаяние его личности нивелирует непримиримость революционера к классовым врагам. Незаурядные таланты, удивительные прозрения и блестящие литературные труды сделали его кумиром не одного поколения западных социалистов, а трагическая смерть, возвела едва ли не в сонм мучеников, пострадавших за идеалы коммунизма.

Лев Троцкий пользуется популярностью в академических кругах, не в последнюю очередь благодаря неоднократным призывам к строителям нового общества «грызть гранит науки». По наблюдениям социологов, современные троцкистские группы примерно на 9/10 состоят из интеллигенции.

Переписать историю

На Западе полагают, заполучи Троцкий власть в стране – вся российская и мировая история могла бы развиваться по иному сценарию. Западные коммунисты часто ссылаются на утверждение Троцкого, считавшего, что после смерти Ленина у революции было два пути: его собственный и принципиально другой – сталинский. Сталинизм, со слов Троцкого, отличался от его собственной идеологии тем, что это был путь личной диктатуры, репрессий и беспощадной эксплуатации крестьянства.

Часто идеи Троцкого западными историками и политологами используются как инструмент критики сталинского режима. Так, британский троцкист и теоретик марксизма Тони Клифф разоблачал сталинский бюрократический социализм, противоречащий завоеваниям Великого Октября и взглядам самого Троцкого, который, с его слов, был подлинным выразителем марксистко-ленинских идей.

Для некоторой части западных финансовых элит среди большевиков Троцкий был наиболее подходящей политической фигурой, которой можно было доверить построение государства. Исследователь из США Алекс Боровский приводит письмо побывавшего в Петрограде сотрудника Красного Креста Раймонда Роббинса, в котором тот просит Моргана перевести деньги на нужды русской революции. Американский магнат в ответ гарантировал кредит в один миллион долларов. «Предполагалось, что Троцкий преобразует Россию в соответствие с планами своих кредиторов», – пишет Боровский.

По мнению российских экспертов, хотя многие западные троцкисты имеют очень смутное представление о теоретическом наследии Троцкого, они, ссылаясь на Ленина, пытаются доказать, что именно их кумир, а не Сталин был продолжателем дела вождя революции. Именно с этой позиции они критически смотрят на достижения социализма, построенного в СССР и странах Восточной Европы.

Наиболее радикальные неотроцкисты заканчивают свои рассуждения откровенной антисоветской и антироссийской пропагандой, принижением роли нашей страны в победе над нацистской Германией, и, напротив, возвеличиванием заслуг союзников СССР по антигитлеровской коалиции. Ставят они в вину Советскому Союзу и разжигание вражды между капиталистическими странами и государствами социалистической ориентации.

Убежденный западник

Пожалуй, как ни один другой большевик Троцкий мог назвать себя человеком мира. На протяжении значительной части политической карьеры местом его проживания была не Россия, а заграница. Еще до Октябрьской революции Троцкий побывал в Германии, Австрии, Швейцарии, Англии, Испании, США. После высылки из Советского Союза в 1928 году он находился в Турции, Франции, Норвегии и, в конце концов, обосновался в Мексике.

Троцкий еще в 1905 году одним из первых выдвинул концепцию «универсальной республики», объединяющей все государства Европы, практически на столетие раньше самих европейцев предвосхитив идею Евросоюза. Космополит по натуре он в любой стране чувствовал себя как дома. Особенно ему импонировала Вена – средоточие культур и наук. Именно там он познакомился с учением Зигмунда Фрейда, заразившим его на всю оставшуюся жизнь, правда, адаптировать психоанализ в условиях Советской России ему так и не удалось.

Во многих странах Троцкий был вхож в круги политической элиты, ему было позволено читать лекции, издавать газеты, создавать кружки. В 1938 году во Франции Троцким и его сторонниками был учрежден «Четвертый интернационал», позиционирующий себя как альтернатива сталинизму.

Троцкий как губка впитывал культуру, образ жизни и даже демократические ценности, свойственные Западу. «Политическое мышление Троцкого было сформировано во многом на основе преклонения перед буржуазным Западом, его научно-промышленной мощью, – отмечает доктор философских наук Борис Межуев. – Он был убежденным западником».

Вестернизация создала новый мощный импульс в подходе Троцкого к идеям построения социализма. Если Ленин считал возможной победу пролетарской революции в странах преимущественно крестьянских, то для Троцкого необходимым условием стало наличие мощного промышленного пролетариата, составляющего большинство населения западных государств. От идеи «перманентной мировой революции» Троцкий не отказался даже тогда, когда партия решила, что будет строить социализм в отдельно взятой стране.

Во время пребывания в США Троцкий много времени провел в национальной библиотеке, изучая итоги промышленного развития этой заокеанской державы. Больше всего его поразили цифры роста американского экспорта во время Первой мировой войны. На митинге он заявил: «Европа разоряется. Америка обогащается. И, глядя с завистью на Нью-Йорк, я, еще не переставший чувствовать себя европейцем, с тревогой спрашиваю себя: выдержит ли Европа? Не превратится ли она в кладбище? И не перенесется ли центр экономической и культурной тяжести мира сюда, в Америку?».

Отправившийся в изгнание Троцкий уже целиком принадлежал Западу. Об этом в частности свидетельствуют документы, подтверждающие его сотрудничество со спецслужбами США. Незадолго до гибели Троцкий лично передал американскому консулу в Мехико список мексиканских общественно-политических деятелей и государственных служащих, связанных с местной промосковской компартией.

Парадокс, но радикальный коммунист Троцкий в последние годы жизни пошел на сдачу позиций защитника пролетариата. Очевидно, он больше опасался социалистической ограниченности, чем крайностей капитализма. Сталинский национал-большевизм представлялся ему большим злом, чем англо-американский империализм.