05/10/17
Почему Льва Гумилева считали сыном Николая II

Петербургские исследователи Владимир и Наталья Евсевьевы, биографы «поэта-рыцаря» Льва Гумилева выдвинули гипотезу, согласно которой отцовство единственного сына Анны Ахматовой приписывалось царю Николаю II. В качестве одного из аргументов, подтверждающих такое неожиданное предположение, они привели отмечаемое многими современниками «царственное поведение» Ахматовой - якобы она переняла манеру держаться от своего венценосного любовника.

Ставка в доказательной базе родства Льва Гумилева и царя делается на творчество самой Ахматовой. Вспомнить хотя бы «сероглазого короля» – именно «серые лучистые глаза» отмечали многие, встречавшиеся с Николаем. Евсевьевы вспомнили и о малоизвестном стихотворении «Смятение» со строками: «А взгляды – как лучи. Я только вздрогнула: этот / Может меня приручить» и «И загадочных, древних ликов / На меня поглядели очи». По мнению исследователей, мало кто, кроме царя, мог обладать «загадочным древним ликом».

Далее – первые сборники с «беспомощными», по собственному признанию Ахматовой, стихами были приняты критикой, но не супругом – Николаем Гумилевым, который полтора года отказывался их печатать в «Цехе поэтов». Евсевьевы утверждают, что «Вечер» и «Четки» имели успех во многом благодаря тому, что вышли в самый разгар отношений Ахматовой и царя, в то время как сборник «Белая стая» 1917 года не был замечен, как и две последующие книги.

Если толки о связи с Александром Блоком Анна Андреевна опровергала, то слухи об отношениях с царем - никогда. При этом известно, что супружеская жизнь Ахматовой и Гумилева не сложилась, и Ахматова писала, что после рождения сына супруги с молчаливого согласия дали друг другу абсолютную свободу.

Где же могли встретиться царь и Ахматова? И на этот вопрос у Евсевьевых есть ответ. Из окон своего дома Анна Андреевна могла видеть прогуливающегося по Александровскому саду царя, а так как резиденция была открыта для публики, она вполне могла подойти к нему и заговорить.

Косвенное подтверждение отцовства Николая II найдено и в работе литературоведа Эммы Герштейн, жившей в одно время с поэтессой. В «Записках об Анне Ахматовой» она рассказывала, что та ненавидела своего «Сероглазого короля», потому что «ее сын был от Короля, а не от мужа». Вряд ли могла себе позволить беспочвенные высказывания исследовательница с таким авторитетом. При этом неизвестен ни один исторический документ, подтверждающий царственное происхождение Льва Гумилева.