Почему мы мечтаем?

Люди всегда мечтали. Изучение этого явления учеными привело к тому, что сегодня они уже считают, что мечты являются такой же физиологической потребностью, как, например, еда, сон и секс.

Коммуникация потребностей

Почему мы мечтаем? На этот, казалось бы, простой вопрос психотехники до сих пор не нашли аргументированного ответа. Имеются лишь обобщенные психологические формулы, увязывающие самооценку с реальностью.

«Мечты – это мостик между тем, что мы имеем, и тем, что хотели бы иметь. Это форма социальной коммуникации, требующая серьезного осмысления. - Пишет профессор коммуникации и психологии Майкл Д. Коул, директор лаборатории сравнительного человеческого познания Калифорнийского университета в Сан-Диего (UCSD). – Люди живут среди людей и вещей, созданных цивилизацией, следовательно, ищут себя в имеющейся социальной иерархии. Таким образом, мечты – это реакция  на некомфортное местоположение индивидуума в человеческой пирамиде».

И в самом деле, мечты, как правило, конкретизированы.

«Я мечтаю о любви и о доме на берегу теплого моря», - пишет dflvjse@ на форуме «о чем вы мечтаете?».

«А я хочу крутую машину, чтобы все завидовали», - признается godwar1978@

«Мне хочется вылечиться от страшной болезни», - рассказывает marta_si/

Респонденты тем самым констатируют факт своих потребностей, возникших из-за некого внутреннего дискомфорта.

Мечтать не вредно

Имеют ли мечты физиологическую или/и биологическую функцию? – этот вопрос также не имеет четкого научного объяснения. Есть несколько теорий относительно того, почему мы мечтаем. Одна из них предполагает, что мечты функционируют рука об руку со сном. Необходимо они для того, чтобы помочь мозгу трансформировать имеющиеся вызовы  в некую модель поведения.

В частности, на  формирование эмоций влияют сотни тысяч сенсорных деталей, например, цвет проезжающей машины или новое платье коллеги. При этом оказывается, что второстепенный фон, отпечатываясь в сознании миллиардами единицами ненужной информации, играет более важную роль на подсознательном уровне, чем мы представляем.

«Между тем, мечты разгружают мозг от запредельной нагрузки на него, - уверен китайский психоаналитик Д.Ли. – Поэтому очень плохо, когда человек перестает мечтать». Ученый уверен, что тем самым запускаются механизмы различных болезней и ускоряются процессы старения».

Проще говоря, мечтать – не вредно, а, напротив, полезно.

Исследования показывают, что грезы увеличивают наши силы, точно так же, как и сон. Например, участники одного эксперимента лучше воспринимали курс иностранного языка, когда они предавались мечтам.

Послание Богов

Почему мы мечтаем? Древние мыслители видели в мечтах послания богов, принимающих людей в свое внеземное ложе. Если раб не мог быть свободным, то он был таковым в своих мечтах. Значит, он обретал свободу в том мире, где безвластен господин.

Примерно так думал и Зигмунд Фрейд, который мечты и сны назвал «королевской дорогой к бессознательному». Мечтание – это те же сновидения, только в часы бодрствования, считал психоаналитик. И в самом деле, имеющиеся наработки позволяют предположить, что мечты не возникают сами по себе – от того, что человек решил помечтать, а имеют строгую цикличность, точно так, как РЗМ и NREM циклы сна.

«Я не знаю, почему я вдруг замечталась, - рассказывает парижанка Анна С. , участница психологического эксперимента, - я просто поймала себя на мысли, что я мечтаю». Исследователи также отметили повышенную агрессивность людей, которым обращались в минуты грёз – точно такую, какая наблюдается, когда будят сладко спящего человека.

Мечты как темная сторона сознания

Психоневролог Джон Аллан Хобсон подчеркивает роль нейрохимических атак в мозгу и случайных на первый взгляд электрических импульсов, возникающих в стволе головного мозга в минуты грёз. Он отметил, что имеется одинаковая повышенная активность лимбической системы мозга во время быстрого сна и в мечтательных состояниях. Именно поэтому он считает, что на мечты можно распространить юнгианский подход, объясняющий сновидение.  «Не только наши сны, но и наши мечты отражают темные стороны сознания, - пишет Аллан Хобсон, - это только кажется, что мечты просты и очевидны». По его словам, они могут быть жестокими и страшными. Кстати, знаменитый врач Амосов в своих воспоминаниях о детстве писал, что он мечтал убить одноклассника, который его жестоко обижал.

Посттравматический синдром

В последнее время набирает теория мечтания, представляющая своеобразную форму посттравматического синдрома. Считается, психологические травмы запускают механизм гиперкомпенсации, который, в свою очередь, формирует тематику мечтаний. Например, обида, нанесенная вышестоящим начальником, может вызвать грёзы о величии и успешной карьере.

«Когда меня очередной раз не повысили в должности, я стал мечтать о том, что дослужусь до президента компании, и коллеги поймут, как они были не правы, что не ценили меня», - поделился своими переживаниями нью-йоркский банковский клерк Андреас Якобсон во время посещения семейного психолога. Психоневролог Фикс  уверен, что таким образом мозг самостоятельно лечится от мощного стресса, возникшего от внешних факторов. Иными словами, мечты представляют собой мозговую функцию, выработанную эволюцией.

исправить оишбку