15/06/18
Википедия
Почему на Западе хотят стереть половые различия людей

Игрушечный автомат для девочек, премия лучшего актёра кино вместо наград за лучшую мужскую и женскую роль, изменение текста гимна на гендерно-нейтральный – все эти проявления политической корректности давно стали привычными для Западных стан. Почему разделение на «мальчиков» и «девочек» уже не устраивает сексуально продвинутые государства и к чему это может привести?

Диагноз или самоидентификация

В декабре 2017 года Конституционный суд Германии вынес весьма неожиданное, даже для немцев, решение. Он признал, что люди, которых нельзя отнести ни к мужчинам, ни к женщинам, существуют и это не является чем-то ненормальным. Согласно вердикту судей, права интерсексов – именно так принято называть тех, кто имеет признаки обоих полов, - должны быть признаны на законодательном уровне.

При этом в решении суда аккуратно рекомендовалось учесть также права трансгендеров и транссексуалов. К последним, как и к представителям сексуальных меньшинств, на Западе особо бережно относятся минимум последние 10-15 лет. В большинстве стран Старого Света, к примеру, однополые союзы признаны еще с конца XX века. На очереди – легализация браков между геями или лесбиянками и предоставление таким парам права на усыновление детей.

Помимо Европы новые гендерные отношения уже узаконили, в частности, в Австралии, Канаде, Новой Зеландии, ряде штатов США. И с каждым днём влияние ЛГБТ-движения и интерсекс-активистов только растёт.

Правда, порой в своём стремлении огородить представителей «третьего пола» и меньшинств Запад доходит, как может показаться среднестатистическому россиянину, до абсурда. Так, в Швеции уже который год в некоторых детских садах намеренно умаляются различия между мальчиками и девочками: к ребятам там обращаются либо по имени, либо используя гендерно-нейтральные слова. Делается это для того, чтобы, с одной стороны, дать человеку возможность самоидентифицироваться, а с другой – не оскорбить тех, кто в силу природных или психологических особенностей не чувствует себя в своём теле ни мальчиком, ни девочкой.

Но совершенно точно: времена, когда интерсексов могли просто прооперировать, приведя к единому знаменателю первичные и вторичные половые признаками, или накормить гормонами, безвозвратно уходят. Даже международным организациям, таким как ООН и Всемирная организация здравоохранения, пришлось соответствовать духу времени и встать на защиту меньшинств. По их новым нормам, третий пол уже не является аномалией, а «переделка» детей – запрещена.

Все эти нововведения - безусловно, заслуга интерсекс-активистов. Благодаря их прессингу стали возможны изменения в той же Германии или Швеции. Они надеются приучить общество к мысли, что, хотя их численность и составляет около 1,5 процента от населения планеты, они тоже имеют права и не должны подвергаться дискриминации.

От нейтральных местоимений к тоталитаризму

Властям Германии, где теперь признано существование третьего пола, для воплощения решения Конституционного суда в жизнь придётся не просто добавить в документы новое поле. Для этого нужно будет вносить массу поправок в законы и, что труднее, формировать общественное мнение. А установить новые правила «многообразия», как отметил в комментарии в журнале «Огонёк» профессор-сексолог Хайнц-Юрген Фосс, будет не так уж и просто. Всё потому, что людям легче жить согласно привычным нормам, а государству – упростить восприятие полов, чтобы сделать управление более чётким.

Важно понимать, что признание третьего пола затронет все области жизни, начиная с быта и заканчивая спортом. Однако если унисекс-туалеты и совместные сауны – это в некоторых странах уже норма, то смешанные футбольные команды или бегуньи с мужскими хромосомами – нонсенс, с которым, возможно, никогда смириться не получится.

Отдельная история – готовность языка к подобным переменам. Например, в русском языке множественное число, как правило, подразумевает наличие обоих полов. В немецком, наоборот, нужно особо уточнять, обращаетесь ли вы и к женщинам тоже. В результате в разных языках изобретаются новые местоимения, подчёркивающие гендерную нейтральность. Так, к шведским детям теперь принято обращаться hen – это местоимение искусственно образовали от han (он) и hon (она).

При этом, по словам культуролога, доцента Московской высшей школы социальных и экономических наук и РАНХиГС Оксаны Мороз, такая языковая борьба была начата феминистками уже достаточно давно. И изначально она велась против преобладания мужского пола в качестве нормативного в письменной и устной речи. «Но сейчас речь идёт уже не о том, чтобы уравнять мужское и женское, а о том, чтобы вообще убрать эту категорию», - сказала эксперт в одной из программ Радио «Свобода».

Эта тенденция, по мнению профессора Торонтского университета Джордаан Петерсона, вызывает серьёзные опасения. «Я давно изучаю авторитаризм — уже 40 лет, и он всегда начинался с попыток контролировать лингвистическую и идеологическую территорию людей», - прокомментировал профессор в своём видеообращении принятие в Канаде закона, запрещающего дискриминацию по половому признаку.

Очень похоже, что Петерсон в чём-то прав. Сегодня мир, особенно Запад, действительно находится на грани авторитаризма – авторитаризма политической корректности. И удастся ли переступить черту без перекосов – вопрос открытый.