08/07/18
Почему провалилось наступление на Харьков в мае 1942 года

Есть целый жанр книг о Второй мировой войне, который можно объединить по названию одной из них – «Роковые решения вермахта». Но, к сожалению, не только командование противника допускало фатальные просчёты. У советского командования они тоже были. Потому-то война и приняла в первые полтора года такой неблагоприятный оборот для СССР, причём противник не раз оказывался в шаге от окончательной победы.

К какой войне готовились?

Сейчас историки продолжают спорить о том, к какого рода войне с Германией готовилось советское руководство в 1941 году – к оборонительной или наступательной? Но признаётся, что и та, и другая подготовка была неправильной. Главный факт состоит в том, что советские войска к 22 июня 1941 года располагались ровной линией вдоль западной границы, повторяя все её изгибы. В результате немцы довольно быстро прорвали советский фронт, причём в Белоруссии это привело к окружению крупной красноармейской группировки.

В складывавшейся обстановке единственно правильным решением могла быть оборона, эшелонированная в глубину, на достаточном расстоянии от границы, чтобы войска не попали под внезапный удар противника. Особенно это относится к авиации, которая оказалась, согласно одному из июньских приказов, размещена на ближайших приграничных аэродромах. Линию обороны следовало максимально спрямить, лишить её выступов, удобных для окружения противником. Самым целесообразным было бы встретить противника на рубеже укрепрайонов вдоль границы 1939 года. Правда, это означало отдать противнику без боя Прибалтику, Западную Белоруссию и Западную Украину. Но советское командование стремилось всё прикрыть и ничего не отдавать. Плачевный результат такой установки сказался на всём ходе кампании 1941 года.

«Не сдавать Киев!»

Немецкие танковые дивизии прорвались на ближние подступы к Киеву ещё 11 июля 1941 года. Но взять хорошо укреплённый город можно было только сильными пехотными соединениями при массированной поддержке артиллерии и авиации. Поэтому немцы не стали штурмовать Киев в лоб, а сначала взялись решать другие оперативные задачи. К концу августа 1941 года южнее Киева вермахт повсеместно вышел к Днепру, а севернее достиг рубежа реки Десна. В районе Киева образовался выступ советского фронта вершиной к западу, занимаемый шестью армиями Юго-Западного фронта.

Вначале советское командование пыталось остановить противника встречными контрударами. С 30 августа войска Брянского фронта под командованием А.И. Ерёменко пытались вести наступление на фланг 2-й танковой группы Гудериана, продвигавшейся к Киеву с северо-востока. Эти попытки ни к чему не привели. Одновременно немцы захватили плацдарм на левом берегу Днепра в районе Кременчуга.

7 сентября начальник советского Генштаба Б.М. Шапошников и его заместитель А.М. Василевский представили Сталину план отвода войск Юго-Западного фронта из-под Киева из-за угрозы окружения. Но Сталин резко отверг это предложение. По воспоминаниям Василевского, Верховный Главнокомандующий вышел из себя, когда ему сказали о необходимости сдать Киев. Лейтмотивом решений Сталина в ближайшие дни стало удержание Киева во что бы то ни стало. Поэтому 11 сентября Шапошников запретил командующему Юго-Западным фронтом А.П. Кирпоносу, в ответ на его просьбу, всякий отход. Главкома Юго-Западного направления С.М. Будённого, также настаивавшего на отступлении из Киева, Сталин в тот же день сместил с должности.

Между тем, уже на следующий день с кременчугского плацдарма навстречу группе Гудериана начала прорыв 1-я танковая группа Клейста. 13 сентября между клиньями той и другой оставалось уже менее 40 км, тогда как советские войска ещё удерживали Киев в 200 км западнее. В этот же день сменивший Будённого С.К. Тимошенко заверил Сталина, что Киев будет удержан. Но никаких реальных возможностей для этого не оставалось. 15 сентября немцы замкнули кольцо окружения вокруг четырёх армий Юго-Западного фронта. Приказ на оставление Киева поступил только 18 сентября, когда было уже поздно.

Немцы сообщили, что в ходе операции по окружению и уничтожению советских войск под Киевом только в плен было взято 665 тысяч красноармейцев, захвачено 3718 орудий и 884 танка. Сюда входят, очевидно, потери, понесённые нашими войсками с начала Киевского сражения. По подсчётам современных российских историков, на момент окружения в четырёх армиях Юго-Западного фронта насчитывалось 453 тысячи человек, 2642 орудия и почти не оставалось танков.

Как ни считай, это было тяжелейшее поражение советских войск с начала войны. Правда, есть мнение, что, погнавшись за призом в виде крупной группировки РККА под Киевом, Гитлер упустил драгоценное время для наступления на Москву до начала зимы. В этом ключе многие немецкие мемуаристы и западные историки склонны расценивать это решение Гитлера как «роковое» для него самого.

Наступление на Харьков в мае 1942 года

Победа под Москвой придала оптимизм советскому руководству. В приказе на 23 февраля 1942 года Сталин выразил уверенность, что «недалёк тот день, когда… на всей советской земле будут победно реять красные знамёна». 1 мая Сталин приказал, «чтобы 1942 год стал годом окончательного разгрома немецко-фашистских войск и освобождения советской земли». Советские планы на летнюю кампанию 1942 года носили наступательный характер. Уверенность подогревалась завышенной примерно в пять раз оценкой потерь вермахта во время зимней кампании.

12 мая 1942 года началось наступление Юго-Западного фронта по сходящимся направлениям на Харьков. Как теперь точно установлено, вопреки многим утверждениям в мемуарах и в научной советской литературе, это наступление не было результатом какой-то самодеятельности главкома Юго-Западного направления Тимошенко. Оно было предписано ему директивами Сталина и Генштаба.

Одним из исходных районов наступления был выступ фронта в районе Барвенково. Наступление вначале развивалось успешно, и командующий немецкой 6-й армией Паулюс запрашивал подкреплений, указывая, что, если они не придут, ему придётся оставить Харьков. Но верховное командование запретил ему всякий отход, наращивая между тем ударную группировку к югу от Барвенково. 17 мая немцы нанесли удар под основание барвенковского выступа. Советский фронт был прорван. Несмотря на это, советские войска продолжали наступать на Харьков до 19 мая включительно, и только после этого были перенацелены на отражение немецкого удара.

Но было уже поздно. 23 мая замкнулось кольцо окружения вокруг трёх армий Южного и Юго-Западного фронтов. Погибла или попала в плен 171 тысяча красноармейцев. Только 27 тысяч сумели выйти из окружения. Поражение советских войск под Харьковом отдало стратегическую инициативу в руки немцев и определило весь ход летней кампании 1942 года.