20/04/17
Почему Рокоссовский не спас Варшаву в 1944 году

28 сентября 1939 года представители польского командования генералы Тадеуш Кутшеба и Йоханнес Бласковиц в здании фабрики Шкоды подписали акт о капитуляции польской столицы. До Висло-Одерской стратегической операции, в результате которой Варшава была освобождена, оставалось пять лет три месяца и двадцать дней.

Варшава под тенью свастики

Позднее, на Нюрнбергском процессе, немецкая оккупация Польши была охарактеризована следующим образом: «Впервые были введены в действие уголовные законы, прямо утверждающие особое право «господ» и драконовское право для народов, которые эти фашистские «господа» считали уже покоренными».

Капитан Вермахта Вильгельм Хозенфельд, который вёл дневник, 23 июля 1942 года сделал запись из Варшавы:

«Аресты, депортации и даже расстрелы стали обычной практикой. Жизнь и личная свобода людей не стоят ничего».

Надежда на освобождение

22 июня 1944 года началась операция «Багратион». Для этого были подготовлены значительные запасы боеприпасов. Вместе с тем, главный разработчик плана наступления заместитель начальника Генерального штаба РККА Алексей Антонов изначально ставил цель продвижение вперед на расстояние не больше, чем на 200 километров.

Объяснялось это наличием незначительного объёма топлива для моторизированных частей советских фронтов, которым предстояло сломить сопротивление немецкой группы армий «Центр» под командованием Эрнста Буша. Однако тщательная разведка позиций Вермахта позволила внести существенные коррективы в планы нашего командования.

Уничтожение «минского котла» позволило советским частям развить успех и начать преследование отступающего врага. К польскому городу Люблину, который расположен в 168 километрах от Варшавы, советские танки подошли 23 июля 1944 года. С ходу город не удалось взять, так как атака практически не поддерживалась пехотой. Немецкий гарнизон покинул Люблин лишь после восстания подпольных отрядов Армии Крайовы. Во многом именно этим обстоятельством объясняется восстание в Варшаве.

Силы иссякли

От города Люблин до Вислы, точнее до Варшавы, советские танки практически не встречали сопротивления. Дело в том, что немцы сконцентрировали имевшиеся силы на водном рубеже. Именно там состоялась танковое сражение у Радзымина.

Фактически, вторая танковая армия генерал армии Алексея Радзиевского понесла тактическое поражение. Объяснялось это, прежде всего, отсутствием воздушного прикрытия со стороны 16-й воздушной Краснознамённой армии, поскольку не было подготовлены аэродромы.

Не было в должной мере налажено и обеспечение наших танкистов топливом и боеприпасами. В итоге в неудачных боях за Варшаву в августе 1944 года погибли танкисты 3-го танкового корпуса Веденеева.

«Сила русского удара уже иссякла», - так оценил август 1944 года военный историк, в годы войны генерал Курт Типпельскирх. По мнению английского военного историка Лиддела Гарта, этому способствовал «естественный» закон стратегического перенапряжения — немецкие коммуникации сократились, русские, напротив, оказались слишком растянутыми». К 1 августа советская армия совершила 600-километровый рывок.

Рокоссовский и Варшава

В 17 часов 1-го августа 1944 года ополченцы польской Отечественной Армии - Армии Крайовой подняли восстание силами сорокатысячной организации, на тайных складах которой имелось 4 тысячи пистолетов, 1600 винтовок, 600 пистолетов-пулемётов, и 113 ручных и 26 станковых пулемётов.

В своих мемуарах «Солдатский долг» Константин Рокоссовский события, связанные с Варшавским восстанием, охарактеризовал, как несвоевременные. «2 августа наши разведывательные органы получили данные, что в Варшаве будто бы началось восстание против немецко-фашистских оккупантов, - вспоминал маршал. - Это известие сильно нас встревожило. Штаб фронта немедленно занялся сбором сведений и уточнением масштаба восстания и его характера. Все произошло настолько неожиданно, что мы терялись в догадках и вначале думали: не немцы ли распространяют эти слухи, а если так, то с какой целью? Ведь, откровенно говоря, самым неудачным временем для начала восстания было именно то, в какое оно началось».

Чем закончилось восстание, подробно описал Владислав Шпильман в книге «Пианист. Варшавские дневники 1939-1945».
«5 октября по коридору, образованному немецкими солдатами, из города стали выводить отряды повстанцев, - вспоминал очевидец тех дней и узник еврейского гетто Шпильман, - еще в течение восьми дней из Варшавы выводили гражданское население — тех, кто еще оставался в городе. Последние жители покинули город 14 октября».

Альтернативный взгляд

В связи с этими драматическими событиями имеется и иная позиция, в рамках которой считается, что Сталин преднамеренно не помог повстанцам, чтобы в освобожденной Польше установить социалистический строй. Во всяком случае, именно этим (в этой версии) объясняют отсутствие нашей авиации над варшавским небом дни восстания 1944 года.

Между тем, руководство СССР 9 августа дало обещание польскому премьеру Миколайчику оказать необходимую помощь Армии Крайовой.

Помощь пришла, правда с запозданием. Владислав Шпильман в своих дневниках написал: «18 сентября показались самолеты, с которых стали сбрасывать повстанцам боеприпасы. Я видел парашюты, не знаю, были на них люди или только оружие. Несколько дней самолеты бомбили районы Варшавы, находившиеся под контролем немцев, а ночью сбрасывали оружие над центром города. Артиллерийский огонь с востока усилился».

Что касается периода времени со 2-августа до середины сентября, Рокоссовский счёл более важным воздушную защиту войск Белорусских фронтов, находящихся вдали от имеющихся коммуникаций. Не выдерживает критики и упреки некоторых историков о пассивности советской артиллерии в отношении аэродромов Окенце и Модлин, с которых взлетали Ю-87 для разрушения баррикад. На тот момент запас боеприпасов советских войск был критическим.

Таким образом, бросив значительные силы на выполнение бессмысленного с военной точки зрения приказа Гитлера об уничтожении Варшавы, Вермахт позволил Красной Армии собраться с силами для нового броска на Германию.

.