27/07/18
х/ф Война и мир
Почему русская армия в XIX веке страдала от массового дезертирства

В первую половину XIX века императорская армия России переживала всплеск дезертирства. Солдаты, спасаясь от жесткой муштры и 25-ти летней воинской службы, сбегали в Западную Европу, Галицию, Буковину, Молдавию, к староверам, на Дунай к казакам-некрасовцам и даже Персию. Особо сильно это проявлялось во время заграничных походов. Многие из них вступали в армии иностранных государств и воевали против России.

25 лет или вся жизнь

По результатам исследования статистического центра в период с 1802 по 1815 года под рекрутский набор в армию попало 2 млн. 168 тысяч человек, что равнялось 35% мужского населения страны возрастом от 15 до 35 лет. По данным составителей «Столетия Военного министерства» при Александре I провели 18 наборов рекрутов и набрали 1 млн. 933 тысяч человек. Цифры разнятся, но ясно одно – постоянные войны обескровили русскую деревню.

Усугубило ситуацию решение властей увольнять по выслуге через 25 лет только тех солдат, которых ни разу не штрафовали. Остальные служили бессрочно и уходили с армии только по решению высшего начальства. Эта жесткая мера привела к возникновению волны солдатских самоубийств.

Заграничный поход

После изгнания Наполеона и вступления в русской армии в пределы Западной Европы она стала страдать от массового дезертирства. Солдаты увидели другой мир, и бегство с воинской службы распространилось даже среди гвардейских частей.

Офицер Баранович, составивший записки «Русские солдаты во Франции в 1813–1814 годах» писал, что солдаты покидали полки и нанимались работниками на французские виноградники и фермерские хозяйства. Местные хозяева с радостью нанимали трудолюбивых и неприхотливых русских и даже выдавали за них своих дочерей. Баранович утверждал, что во Франции осталось 40 тысяч русских солдат. Французские историки подсчитали, что общее число дезертиров из русской армии доходило до 10 тысяч человек. Не менее 5 тысяч русских остались жить в немецких княжествах, Австрии и Чехии.

Персия – новая родина

Сложная ситуация сложилась и на восточном направлении. Множество солдат служивших на Кавказе оседали в чеченских и ингушских аулах, где они обзаводились семьями и часто воевали против своих бывших сослуживцев.

Однако особым местом сбора дезертиров стала Персия. Наследник персидского престола Аббас-мирза говорил: «Русские – соседи и враги наши; рано или поздно война с ними неизбежна, а потому нам (лучше) ближе знакомиться с их боевым учением, чем с учением англичан». Иранские власти всегда давали убежище беглецам и охотно принимали их в свою армию.

В докладе генерал-майору Несветаеву от 4 ноября 1807 года говорилось, что в 1805 году в Персию дезертировал поручик 17-го егерского полка Емельян Лисенко. С ним границу перешли четыре унтер-офицера и 53 рядовых егеря. Уже через год Лысенко возглавит в Тавризе русскую роту. Это подразделение своими глазами видел майор Степанов, бывший на приеме у Аббас-мирзы. В записке начальству он записал: «Посмотрел на Лисенко и наших солдат, в ружье стоявших, до ста человек, в тонких мундирах. Шах невероятно хорошо их содержит и любуется ими».

Лысенко жил в Нахичевани и обучал персидских новобранцев одетых и экипированных на европейский манер. В 1808 году англичане свидетельствовали, что наместника Шираза охраняют 30 русских, под командованием некого «Русс-хана». Известно, что Эриванскую крепость в 1808 году укреплял еще один дезертир полковник Кочнев. Русские пользовались особым расположением Аббас-мирзы и особенно выделялся штаб-трубач Нижегородского драгунского полка вахмистр Самсон Макинцев, которого тот назначил капитаном в Эриванский полк.

Русские богатыри на службе персидского шаха

В 1809 году Аббас-мирза решает сформировать из русских отдельный батальон с показательным названием Багадеран, что в переводе с персидского означает богатырский или гренадерский. Командовал гвардейским подразделением любимец шаха Самсон Макинцев, которого называли «Самсон-хан».

Во время русско-персидской войны батальон вырос до полка, но был разгромлен. Даже после поражения приток дезертиров не прекратился. Русским платили 15 рублей в год, разрешали сохранять христианскую веру, жениться, жить в собственном доме и покинуть армию через пять лет службы. По архивным данным из военных частей, расквартированных на Кавказе, в 1810-е ежегодно дезертировало до 30 человек. До начала боевых действий 1826 года побеги участились.

В 1821 году Штаб русской армии оценивал полк Багадеран в 2 тысячи штыков. Дезертиры делились на две категории: холостые (несли постоянную службу) и семейные (200 человек, поселенные на отдельные участки), из которых во время войны формировали резервную роту. После отставки большинство русских занимались военным обучением новобранцев. Багадеран считалось наиболее боеспособным подразделением персидской армии, и отношение к нему в России было соответствующим.

При обмене пленными в 1813 году командующий войсками на Кавказе генерал Ртищев заявил, что «со стороны российских офицеров и солдат в Персии находящихся, я могу принять только тех, кои отказались вступить в службу персидского правительства. Бежавших же в Персию или сдавшихся персиянам по постыдной причине я ни одного не соглашусь принять. Их ждёт казнь».