23/07/18
Борис Пастернак
Почему США активно пиарили роман Пастернака «Доктор Живаго»

В музее штаб-квартиры ЦРУ среди прочих раритетов находится карманное издание романа Бориса Пастернака «Доктор Живаго» 1958 года на русском языке. Какова причина столь пристального внимания американских спецслужб к этой книге?

Рукопись своего нового романа «Доктор Живаго» в начале 1956 года Пастернак отнес в редакцию сразу трех изданий – «Новый мир», «Знамя» и «Литературная Москва», но везде получил отказ. Итальянский журналист Серджио ди Анджело посоветовал Пастернаку передать копию романа его соотечественнику – издателю, эксцентричному миллионеру Джанджакомо Фельтринелли, умевшему распознать сенсацию.

В 1957 году роман был переведен и опубликован на итальянском языке, а весной 1958 года свет увидели еще три перевода – английский, французский и немецкий. Ознакомившаяся с «Доктором Живаго» русская эмигрантская интеллигенция обрушилась на роман с критикой. Так Набоков назвал его «неуклюжей, глупой, мелодраматической дрянью», фальшивой, как исторической, так и с психологической точек зрения.

А вот влиятельный американский критик Эдмунд Уилсон счел роман Пастернака успешным – ведь автор был вынужден писать о смутном периоде русской революции в условиях тоталитарного режима. Очень скоро произведением заинтересовались и в ЦРУ. Джон Мори, руководитель «советского отдела», в одной из служебных записок отметил, что «Доктор Живаго» – это «угроза мировоззрению, которое навязывает Кремль». Книгу решили использовать в целях борьбы с коммунистической идеологией в первую очередь в СССР. И вот при соблюдении повышенной секретности с согласия Фельтринелли американская разведка получает фотокопию романа.

Печатать книгу на русском языке решили в типографии Гааги, так как издание романа в США, по мнению американских спецслужб, могло бы навредить Пастернаку. За эту услугу голландской стороне заплатили свыше $50 000. Местом реализации романа была намечена Всемирная выставка «Экспо-58», проходившая в Брюсселе – ведь на ней должно было присутствовать около 16 тысяч советских представителей. В целях конспирации все экземпляры «Доктора Живаго» раздавали в павильоне Ватикана.

ЦРУ в целом назвало операцию успешной. Единственное упущение – нежелание голландского издательства заключать контракт с правообладателем произведения – Фельтринелли. Из-за этого все русскоязычные экземпляры романа попали в число незаконных, что и породило слухи о причастности к его публикации американской стороны.

Еще больше подозрений на связь популяризации «Доктора Живаго» с деятельностью ЦРУ вызвало присвоение роману Нобелевской премии за 1958 год. Первые сомнения родились в среде знатоков творчества Пастернака. Почему этот роман удостоился столь престижной награды, учитывая, что многие писатели назвали его откровенно слабым? – задавались они вопросом.

Мировая общественность полагала, что в тот год наиболее высокие шансы получить Нобелевскую премию по литературе имел итальянский прозаик Альберто Моравиа. Его произведения хорошо знали и ценили, в то время как роман «Доктор Живаго» был мало кому известен. Многие журналисты были убеждены, что продвижение Пастернака – дело рук ЦРУ, и, как показало время, они оказались правы.

Недавно ЦРУ частично рассекретило документы, из которых совершенно ясно, что американцы активно поддерживали издание и распространение романа «Доктор Живаго». В частности, в одной из директив ведомства, датированной декабрем 1957 года, требовалось уделить обнародованию книги Пастернака более пристальное внимание, чем другим произведениям, которые должны будут поступить в страны соцлагеря. «Доктора Живаго» рекомендовалось опубликовать «максимальным тиражом для последующего активного обсуждения мировой общественностью, а также представить к Нобелевской премии».

Вся история с романом «Доктор Живаго» разворачивалась в рамках секретной программы ЦРУ по распространению литературы в годы «холодной войны» в странах «советского блока». Руководил операцией лично глава ведомства Аллен Даллес, санкционировала ее администрация президента Эйзенхауэра. В рассекреченных документах не раз подчеркивалось, что никоим образом нельзя допускать, чтобы причастность спецслужб США к изданию романа стала известна общественности.

Всего за годы холодной войны Центральное Разведывательное Управление распространило в СССР и Восточной Европе свыше 10 миллионов копий запрещенных там книг и журналов. Любопытно, что роман «Доктор Живаго» на протяжении 30 лет печатался с пропусками и неверным переводом отдельных слов. В ЦРУ сегодня убеждены, что на уход стран Восточной Европы из советского лагеря во многом повлияли произведения творческой интеллигенции, которые распространялись при поддержке американской разведки.