01/02/18
Почему Тоньку-пулеметчицу не могли найти 30 лет после войны

На допросах Антонина Макарова говорила, что перед теми, кого она расстреливала, стыдно ей не было. Не снились невинные жертвы ей и потом. Всего за период работы на немцев Макарова лично убила около полутора тысяч человек. Следствию удалось установить личности только нескольких сотен. Макаровой, или Тоньке-пулеметчице, предъявили обвинение и расстреляли.

Дела военных преступников срока давности не имеют. Даже десятилетия спустя тех, кому когда-то удалось скрыться от следствия, находили и отдавали под суд. Особенно активно искали бывших комендантов концлагерей и карателей. Единственным в СССР делом, по которому вели розыск женщины-карателя, было дело Антонины Макаровой.

Безуспешные поиски

Искать Макарову начали сразу после войны. В селе Локоть она была персонажем легендарным – хладнокровно стреляла по женщинам и детям, снимала с тел понравившуюся одежду, веселилась с немцами. Количество убитых ею людей поражало.

Но КГБ никак не могло ее отыскать. Следствие шло больше тридцати лет. По воспоминаниям одного из следователей, Петра Головачева, дело Тоньки-пулеметчицы передавалось «по наследству» новым поколениям сотрудников. Время от времени его сдавали в архив, но каждый раз, когда ловили очередного военного преступника, пытались найти и новую информацию о Макаровой.

Долгое время не знали даже фамилию Тоньки и то, как она попала в Локоть. В 50-е бывший начальник тюрьмы рассказал на допросе, что пулеметчицей работала бывшая медсестра Макарова, пришедшая из окружения. В 1965 г. дело временно закрыли – у следователей оказался документ, в котором было сказано, что в 1943 г. некую Макарову расстреляли как больную венерическим заболеванием. Но через несколько лет следствие возобновили.

В ходе следствия проверили всех женщин СССР по имени Антонина Макаровна Макарова, подходивших по возрасту фигурантке следствия. Таких оказалось около 250 человек. Но ни одна из них не была той, кого искали.

Главными свидетелями по делу проходили те, кого Тонька-пулеметчица не смогла убить. Стреляла она очередями, и иногда людей только ранило. Жертвы Макаровой не снились, а вот ее они часто видели в кошмарных снах.

Подпольная жизнь

Скрываться годами Макаровой помогла цепь счастливых для нее случайностей. Она была урожденной Парфеновой, но Макаровой ее записала когда-то школьная учительница. Следователи этого не знали.

В самом конце войны ей удалось раздобыть военный билет, из которого следовало: в 1941-1943 гг. она была санитаркой. В Кенигсберге Тонька-пулеметчица познакомилась с будущим мужем и переехала с ним в Белоруссию.

Там она устроилась на предприятие швеей, хорошо работала – ее портрет долго висел на доске почета. Семью фронтовиков в городке Лепель уважали – Антонину приглашали в школы рассказывать о том, как она прошла санитаркой всю войну, о подвигах.

Мужу об истинной причине ареста не сказали. Он долго считал, что жену посадили за растрату, писал письма в инстанции, требуя пересмотра дела. После того как ее расстреляли, муж забрал дочек и уехал из Белоруссии в неизвестном направлении.

Арест

Есть легенда, что один из выживших случайно оказался в Лепеле и увидел в парке молодую девушку, напомнившую ему Тоньку-пулеметчицу. Та в годы войны действительно была молода – в 1941 г. ей было двадцать лет. Девушкой оказалась дочка Антонины.

Однако эта история, скорее всего, не соответствует действительности. Выйти на след Макаровой сотрудникам КГБ помог случай. В 1976 г. инженер Парфенов собрался выехать за границу. В анкетах нужно было указывать родственников, и он честно написал, что у него есть сестра Антонина Гинзбург, в девичестве – Макарова. С семьей она не прекращала общаться.

Инженера вызвали в КГБ, за Макаровой установили наблюдение. В Лепель начали привозить свидетелей по делу. Для опознания был привезен даже полицай, который когда-то был любовником Тоньки.

Еще одна легенда рассказывает о том, как происходил арест. Макарова пришла оформлять пенсию, а за окошком сидела одна из тех, кого Тонька должна была расстрелять.

Арест карательница восприняла спокойно - попросила закурить у одного из сотрудников КГБ, а по дороге в местное управление разгадывала кроссворд.

В заключении, как вспоминал следователь Леонид Савоськин, Макарова не писала писем мужу и дочкам. Она искренне не понимала, за что ее арестовали, – была война, приходилось выживать. Переживала о том, как ей после освобождения дальше жить в Лепеле. Она надеялась, что ей дадут несколько лет, к тому же она пожилая и нуждается в операциях.

Приговор вынесли 20 ноября 1978 г. Несколько прошений о помиловании были отклонены. Расстреляли Тоньку-пулеметчицу 11 августа 1979 г.

Дело находится в архиве ФСБ, и на части документов до сих пор стоит гриф «совершенно секретно».