25/11/18
Почему у немцев не было женщин-снайперов на Великой Отечественной

Для Советского Союза, для его народа, Отечественная война была войной на выживание. На нашу землю пришел сильный и опасный враг, поэтому против него встало все население. Сражались не только мужчины и женщины, но и дети, которые участвовали в партизанском движении, были связными и разведчиками.
Дня гитлеровцев же война с СССР была неким новым «крестовым походом», расширением пространства на восток, добычей новых земель. Поэтому на войну шли в основном мужчины, а женщины оставались дома – воспитывать детей.

Kinder, Küche, Kirche

Но это только одна сторона медали. Вторая сторона заключалась в эмансипации женщин Советского Союза. В послереволюционные годы советская женщина была объявлена свободной от пут семьи – её энергия отныне должна была быть направлена на построение коммунизма, на труд на благо страны. Отныне она воспринималась как равноправный член общества. Наравне с мужчинами она должна была получить образование, иметь хорошую специальность, проходить физподготовку и сдавать нормы ГТО («Готов к труду и обороне»).
Немецкое «новое» общество оставалось патриархальным. Пока чистокровный арийский мужчина воевал на "варварском" востоке, арийка была обязана соблюдать своеобразную нацистскую партийную дисциплину для женщин: «Kinder, Küche, Kirche» (дети, кухня, церковь). Она была обязана рожать новых солдат для великой Германии, воспитывать их и кормить. На передовой ей места не было. Женщина в солдатской форме воспринималась как нечто извращенное, недостойное идей фюрера.

Но реальность так жестока...

Разумеется, во время войны с СССР немцам пришлось слегка подкорректировать свою политику по отношению к женщинам. Уже в 1942 году немки служили в тылу секретаршами и телефонистками.
Немецкий военный историк Ганс Румпф указывает, что в 1944 году женщины в возрасте от 18 до 40 лет заменяли выбывших на восточный фронт бойцов. Они служили в ПВО, в пожарной охране, были наблюдателями постов ВНОС (воздушного наблюдения, оповещения и связи). Всего военнослужащих женщин было от двухсот тысяч до полумиллиона человек.
Кроме этого, женщины служили связистками в Люфтваффе, входили в отряды фольксштурма и гитлерюгенда, где их учили обращаться с оружием и даже стрелять из фаустпатронов.
Автор Вальтер Кумпф указывает, что около 80 000 немецких женщин и девушек использовали как рабочую силу в трудовых лагерях, в военной промышленности, в военной администрации и на транспорте. Из трудовых лагерей девушек отрядами переводили в связистки авиационных отрядов, а перед поражением – в прожекторные батареи ПВО.
Многие из них не были готовы к такой службе. По воспоминанию командира батареи зенитных орудий Эвелис Хайнцерлинг, ее подчиненные очень боялись налетов авиации. Когда однажды после налета на батарее было убито трое и ранено 17 женщин, другие плакали и говорили, что не хотят воевать, они отказывались покидать укрытия и не шли к орудиям. Командованию приходилось решать проблему силовым путем – расстреливая струсивших.
Другие просто не хотели убивать людей. Одна из зенитчиц Элизабет Циммерер позже в воспоминаниях писала, что когда в первый раз поймала в прицел самолет, то так и не смогла заставить себя нажать на спуск.
По данным архивов в 24-й австрийской зенитной дивизии в 1943 году, когда еще не была объявлена тотальная мобилизация, из 16 200 бойцов было 2 000 женщин-секретарей, 800 женщин служили в местной ПВО, 600 – служили при штабе писарями и связистами.
Однако были в Германии и особые войска СС, в которые охотно набирали женщин – это была охрана концлагерей и тюрем, в которых немки служили надзирательницами, охранниками и даже начальниками.
Например, 3500 немок прославились своей жестокостью в женском концлагере Равенсбрюк, другие были надсмотрщиками в женских бараках Освенцима и других лагерей смерти. До сих пор притчей во языцех остается надсмотрщица Равенсбрюка двадцатилетняя Ирма Грезе, которая носила кованые сапоги, чтобы топтать женщин-заключенных, и кнут, чтобы их избивать. Она лично отправляла их в камеры, а после войны была осуждена и повешена.

На фронт попадали единицы

Советский разведчик Игорь Бескин в воспоминаниях указывал, что иногда в Германии встречались женщины, служащие в полевой жандармерии и даже в абвере. Он указывал, что это были особы с идеально чистыми анкетными данными.
Отличавшиеся особым рвением все же попадали на фронт. Например, советская танкистка Нина Ильинична Ширяева (Бондарь), которая завершила войну в Германии командиром танка Т-34 вспоминала в интервью, что в колонне пленных немцев встречала немку — механика-водителя танка «Пантера», которая даже в плену была настроена весьма воинственно.
Известно, что в 1942 году в Абхазии в селе Генцвиши офицер по фамилии Паршин был на огороде одного из местных жителей убит выстрелом немки-снайпера. После этого выстрела советские солдаты нашли и взяли ее в плен.
Но таких случаев были единицы.