03/12/18
Почему в декабре 1941 года 1/3 Красной армии не воевала против Гитлера

Летом 1941 года вооруженные силы СССР являлись крупнейшими по численности на планете, однако к началу Великой Отечественной войны у западных границ страны их оказалась меньше, чем германских войск.

На 22 июня 1941 года в 5 западных приграничных округах Советского Союза было сконцентрировано свыше 56% сухопутных сил и почти 60% ВВС. Помимо этого, в мае к западным рубежам началась переброска 70 дивизий стратегического эшелона из внутренних военных округов.

Всего на западных границах СССР от Черного до Балтийского морей к началу войны оказалось сосредоточено 3 061 160 человек из 5 744 211 — такова была общая численность личного состава РККА. Германия вместе с союзниками к этому времени сконцентрировала у наших рубежей группировку в 4 329 005 военнослужащих. То есть, по численности войска вермахта превосходили силы Красной Армии в 1,4 раза. Для сравнения, по самолетам у нас было двукратное превосходство перед противником, а по танкам — четырехкратное.

Концентрация советских и немецких войск у линии соприкосновения была неравномерной. На Северо-Западном направлении германским частям группы армий «Север» противостояли войска Прибалтийского особого военного округа. При этом непосредственно возле границ находилось только 8 советских дивизий, 10 располагались на 80-120 километровом удалении от них. Всего в Прибалтике было сосредоточено 348 863 бойцов Красной Армии, им предстояло сдерживать натиск почти 793 тысяч немецких солдат.

На Западном направлении сошлись германская группа армий «Центр» и войска Западного особого военного округа. По плану «Барбаросса», именно здесь должен был быть нанесен главный удар, поэтому у границ Белоруссии германское командование сосредоточило до 40% своих дивизий. Общее соотношение сил на этом направлении: 1 453 200 немецких военных против 791 445 красноармейцев.

Юго-Западное направление – место столкновения группы армий «Юг» и частей Киевского особого и Одесского военных округов. Согласно планам советского командования, это направление являлось ключевым для нанесения удара по противнику, поэтому на Украине была наибольшая концентрация войск: 1 412 136 у РККА против 1 556 100 у вермахта.

Очевидно, что на всех главных направлениях у Германии был ощутимый численный перевес перед Советским Союзом в живой силе, однако не это определяло тотальное превосходство вермахта в первые месяцы войны. Важно помнить о том, что германские войска к 22 июня 1941 года были полностью развернуты для начала боевых действий, тогда как части Красной Армии находились в процессе передислокации. Высшее советское руководство несмотря на неоднократные сообщения разведки было совершенно неготово к нападению Германии в июне 1941-го.

Разорванность соединений РККА стала, пожалуй, главной причиной болезненных поражений лета-осени 1941 года. Расположение советских войск к началу войны можно подразделить на три эшелона, находившихся без оперативной связи друг с другом: приграничный, глубинный и стратегический. В каждом из них было чуть больше 50 дивизий, разделенных сотнями километров. По сути Красная Армия была застигнута врасплох на стадии развертывания, которое началось в мае и должно было закончиться к середине июля. 22 июня 1941 года на всем фронте от Балтийского до Черного моря из более чем 70 дивизий Красной армии только 38, и то частично, были готовы вступить в бой.

Другой проблемой, мешавшей сосредоточению советских войск у западных границ, была Япония, вплоть до середины 1943 года сковывавшая на Дальнем Востоке почти треть всех сил РККА. По состоянию на 1 декабря 1941 года на Дальнем Востоке и в Южной Сибири было сконцентрировано почти 1 млн. 600 тысяч бойцов.

Несмотря на то, что 13 апреля 1941 года между СССР и Японией был заключен пакт о нейтралитете, никакой уверенности у советского руководства, что Токио не нарушит договоренностей, не было. Более того, 6 сентября 1941 года, согласно постановлению имперского правительства, Япония намерена была продолжать войну в Тихоокеанском регионе. Интересы японцев распространялись и на Евразийский континент.

Правда, через несколько дней глава советской резидентуры в Токио — Рихард Зорге доложил, что, по данным его источника, японское военное руководство до конца 1941 года не планирует нападать на СССР. При этом присутствие японской армии в Манчжурии сохранится на случай, если все же конфликт с Советским Союзом окажется неизбежным.

Согласно плану «Кантокуэн», разработанному японским Генштабом, перспективы войны против СССР приобретали реальные очертания в случае поражения Красной Армии под Москвой. Падение советской столицы, по прогнозам Токио, должно было изменить расклад сил на Дальнем Востоке в пользу Японии.

Во время Токийского процесса была обнародована информация, что к 5 декабря 1941 года, готовясь к вторжению в Советский Союз, Япония развернула половину пехотных дивизий и сухопутной авиации, до 80% кавалерийских частей и почти 65% танковых полков. А в начале января 1942 года японский Генштаб издал приказ, предписывавший сухопутным силам переправлять в Манчжурию освободившиеся части после операций на Тихоокеанском театре военных действий.

Падения советской столицы японцы так и не дождались. Причем, даже в разгар битвы за Москву Ставка не трогала соединения Дальневосточного военного округа, пополняя ряды за счет других резервов, в первую очередь из  сибирских дивизий.

С начала 1942 года наращивание численности группировки советских войск уже заметно опережало пополнение соединений вермахта и его союзников. Так, к июню 1942 года на фронте сражалось 5 млн. 313 тысяч бойцов Красной Армии, со стороны Оси им противостояли 3 млн 720 тысяч солдат.

К маю 1945 года в рядах РККА насчитывалось около 11 млн человек. Всего за годы Великой Отечественной под ружье было поставлено 34 млн советских граждан, погибло и пропало без вести, по официальным данным, 6 млн 329 тыс. солдат и офицеров, еще 1,2 млн не вернулось из немецкого плена. Германская армия с учетом сил союзников на Восточном фронте потеряла 4,6 млн человек, 600 тысяч пропало в советском плену.