08/07/18
К/ф "Экипаж"
Почему в некоторых советских фильмах допускались обнаженные сцены

Эротические эпизоды в советском кинематографе не приветствовались и чаще всего вырезались из картин по требованию цензоров. Но случались и исключения – если режиссеру удавалось убедить начальство в необходимости той или иной «голой» сцены с художественной точки зрения.

«А зори здесь тихие»

Станислав Ростоцкий, режиссер одного из самых известных советских фильмов о Великой Отечественной войне «А зори здесь тихие», номинировавшегося на «Оскар» в 1973 году, снял в этой работе две эротические сцены с обнаженными героинями. В результате осталась только одна – когда девушки моются в бане.
Станислав Иосифович сумел доказать цензорам из Госкино художественную необходимость данного эпизода. Он убедил приемную комиссию в том, что жизненно важно показать в картине именно красоту женского тела, созданного для материнства, а не для того, чтобы в него попадали пули. Аналогичные аргументы Ростоцкий приводил и на съемочной площадке, часами уговаривая актрис раздеться для съемок.
В фильме «А зори здесь тихие» был еще эпизод, в котором отделение девушек загорает голышом на брезенте. Его пришлось вырезать, потому что цензоры не увидели в этом сюжете художественной ценности.

«Экипаж»

Директору «Мосфильма» Николаю Сизову о съемках в фильме «Экипаж» эротических сцен с участием Александры Яковлевой и Леонида Филатова стало известно еще в ходе производственного процесса. Как потом рассказывал режиссер картины Александр Митта, кадры с многочисленными эпизодами с обнаженной героиней Яковлевой (Филатов полностью раздеваться категорически отказался) кинематографическое начальство увидело с подачи лаборанток, проявлявших пленку.
Малая часть эротических планов, что осталась в картине после начальственного разноса, по мнению руководства «Мосфильма», все же «соответствовала этическим нормам советского кинематографа». Тем не менее, картина получила гриф «16+». Митта не соглашался с распространенным мнением о том, что «Экипаж» является первым советским эротическим фильмом – там «всего лишь» на секунды мелькает обнаженная грудь Яковлевой, а ее голые ягодицы показаны через призму аквариума. Но и эти детали помешали картине, ставшей лидером кинопроката в СССР в 1980 году, получить Госпремию – в адрес киностудии пришли мешки писем от возмущенных зрителей, недовольных «аморальными» эпизодами.

«Табор уходит в небо»

По словам актрисы Светланы Тома, сыгравшей роль цыганки Рады в фильме Эмиля Лотяну «Табор уходит в небо», сцену, где ее героиня выходит из реки с обнаженной грудью, также хотела вырезать цензура Госкино, однако ее отстоял режиссер.
Известный своим вспыльчивым, взрывным характером Лотяну пригрозил не приехать на премьеру уже отснятой картины, если к работе прикоснутся ножницы монтажера.

«Бриллиантовая рука»

Совершенно невинный с точки зрения современного кинематографа эротический эпизод с героиней Светланы Светличной и Юрия Никулина в гостинице («Не виноватая я, он сам пришел!») вызвал у советского кинематографического начальства массу нареканий (всего к картине у приемной комиссии было порядка 40 замечаний). Как вспоминал режиссер картины Леонид Гайдай, чтобы оставить как можно большее количество сцен в своем фильме, ему пришлось пойти на хитрость: в конце комедии он поместил кадры с ядерным взрывом, которые в принципе не вписывались в художественную концепцию «Бриллиантовой руки».
Когда редакторы Госкино настаивали на вырезании отдельных сцен из картины, а в первую очередь – с ядерным взрывом, Гайдай уперся и заявил, что он лучше вырежет все эпизоды со Светланой Светличной, чем расстанется с финалом. В результате, «пожертвовав» ненужной концовкой, режиссеру удалось сохранить и эротический эпизод в гостинице, и многие другие кадры комедии.

«Маленькая Вера»

Вышедший на советские экраны в 1988 году фильм «Маленькая Вера», в котором было больше эротических сцен, чем во всех вышеперечисленных киноработах вместе взятых (один эпизод с демонстрацией полового акта главных героев чего стоит), вызвал шквал критики еще на уровне сценария, опубликованного Марией Хмелик в «Московской правде».
Оба создателя фильма, режиссер Василий Пичул и сценарист Мария Хмелик (они были еще и супругами), на момент съемки «Маленькой Веры» дебютировали в кинематографе. Отечественные кинокритики отмечают, что появлению картины на широком экране в том виде, в котором она была снята, с сохранением «фривольных» сцен, способствовал ряд причин. Во-первых, «Маленькая Вера» снималась на киностудии детских и юношеских фильмов, директором которой был отец сценаристки Александр Хмелик. Во-вторых, за сценарий вступился один из авторитетнейших советских кинодраматургов Евгений Габрилович, учитель Марии Хмелик. Он заявил, что работа его ученицы отражает реальную жизнь современной молодежи, о которой прежде в кино не рассказывалось. Плюс в СССР в самом разгаре была «перестройка», и прежние идеологические ограничения в советском искусстве постепенно сходили на нет.
Реакция Госкино на фильм выразилась в штрафе Пичула за перерасход пленки (вместо планируемой одной серии фильма у него получились две) и в неоплате съемочной группе работы во второй серии картины.