22/09/18
Почему в США любят роман «Как закалялась сталь»

Некоторые не верят в разницу менталитетов и считают, что весь мир мыслит одинаково и видит всё под одним и тем же углом и ракурсом. Как минимум, на примере романа «Как закалялась сталь» станет понятно, что это не так.

Судьба романа в СССР

Николай Островский, обездвиженный и ослепший, с помощью жены и соседки написал роман «Как закалялась сталь» в 1932 году. Он отправил рукопись в журнал «Молодая гвардия», но получил отрицательную рецензию. Островский настоял на повторном рассмотрении рукописи и роман напечатали. В следующие 4 года книгу перевели на японский и английский. Всего он издан в 47 странах мира на 56 языках. Интересно, что переводчик на японский сбежал с семьёй в СССР, где и был расстрелян... как японский шпион. А на английском роман вышел под названием «The making of a hero» - «Становление героя». Автор дал согласие на такое название, но попросил, чтобы упомянули первоначальный вариант.

При жизни Островского роман переиздали 41 раз. Книга стала самой издаваемой в СССР с 1918 по 1986 год, издана 536 раз общим тиражом больше 36 млн экземпляров. И это только на русском. На 75 языках народов Советского Союза роман вышел 773 раза тиражом более 53 млн, сообщает Государственный музей — гуманитарный центр «Преодоление» им. Н.А. Островского.

Роман трижды экранизировали: 1942, 1956 и 1973 годах. Книгу читали вслух бойцам в окопах Великой отечественной войны. Павел Корчагин стал единственным литературным персонажем, в честь которого названа улица в Москве.

Постсоветская история и успех в США

С падением СССР пришла пора переосмысления романа. Особенный ажиотаж вызывала сцена строительства узкоколейки. Например, первый мэр Москвы Гавриил Попов считает, что эпизод – скрытая антисоветчина, раскрывающая весь абсурд ситуации склонность коммунистов к авралу и геройству, покрывающему обыкновенное разгильдяйство. Напомним, что в книге говорят, что построить узкоколейку нельзя, и не построить нельзя – нужны дрова на отопление или все вымерзнут. В ответ Жухрай говорит, что нужно поручить комсомольцам – они справятся. Отряжают недостаточное количество рабочих рук и инженеров, а также материалов и еды. Но пулемёт доставили вовремя.

Другие критики, опираясь на дореволюционные нормы строительства железнодорожного полотна, заявили, что за то время, что описано в книге, дорогу построить невозможно. Иные, посетив места, где происходило действие, пришли к выводу, что, наоборот, не требовалось три месяца пробиваться сквозь метель и мерзлую землю – всё можно было закончить недели за две, значит, Островский солгал в описании этого подвига, как и других.

«Как закалялась сталь» вывели из школьной программы и фактически забыли. Сыгравший Павку Коргчагина в экранизации семидесятых годов, Владимир Конкин, прославившийся именно этой ролью, предпочитает не вспоминать о ней.

Тем удивительнее для автора этих строк стало открытие во время посещения США (Вашингтон и Чикаго), что в стране роман знают и ценят. Причём, не на кафедрах славистики университетов и не как коммунистическую пропаганду. В Павле Корчагине американцы видят человека, бросившего вызов судьбе, сражавшегося за свои идеалы и несогнувшегося под грузом неблагоприятных обстоятельств. Причём, в отличие от СССР, в США обращают внимание совсем не на участие Коргачина в Гражданской войне и строительстве социализма, а на его благородстве, несгибаемости и готовности к самопожертвованию во имя хорошего дела (например, эпизод, где Павел с оружием в руках спасает девушку от группового изнасилования или противостоит зажравшимся бюрократам). Добавляет популярности книге и трагическая судьба автора, Николая Островского. Роман до сих пор переиздаётся и его можно встретить на полках книжных магазинов.