18/11/18
Похищение генерала Шпигуна: какие остались вопросы

Представьте себе историю. Генерал милиции, служащий далеко от дома и не в самом спокойном месте, в канун 8 марта решает отправиться домой, к жене. Он садится в самолёт – путь ведь не близкий, но прямо на борту его берут в заложники боевики и увозят в неизвестном направлении. Год его держат в плену, перевозят с места на место, чтобы уменьшить шансы на спасение, но ему всё равно удаётся вырваться из заточения. Казалось бы, свобода близка, вот только без еды и средств к существованию приходится туго и, не найдя помощи, беглец умирает.

Похоже на сценарий какого-нибудь голливудского боевика, не правда ли? А между тем всё это имело место в реальности и случилось с генерал-майором милиции Геннадием Шпигуном. Его похищение до сих пор считается парадоксальным, а произошедшее в целом, как и почти 20 лет назад, вызывает немало вопросов.

Ирония судьбы

Геннадий Шпигун – человек по-своему знаковый. Свою «карьеру» будущий генерал полиции начал с должности фрезеровщика на заводе «Дагдизель». В возрасте 22 лет занялся политической деятельностью и добился на этом поприще существенного прогресса, через несколько лет получив должность замглавы отдела организационно-партийной работы в Дагестанском обкоме КПСС.

Лишь на 38 году жизни Шпигун связал свою судьбу с работой в МВД. В новой ипостаси он сначала отвечал за политическую подготовку бойцов, затем занимался кадрами в дагестанском управлении, принимал участие в Первой чеченской войне, руководя следственными изоляторами на территории Чечни. Генерал даже попал в «список ответственных за чеченскую трагедию», который был составлен президентом самопровозглашённой Ичкерии Джохаром Дудаевым.

Карьера шла в гору. В 1996 году Шпигун стал эксперт-консультантом в Управлении по чрезвычайным ситуациям Главного штаба МВД России, где впоследствии дослужился до поста начальника инспекции Главного организационно-инспекторского управления. И, наконец, в 1999 году он становится представителем МВД РФ в Ичкерии.

Управляя силами и средствами в чрезвычайных ситуациях, генерал всегда придерживался жёстких позиций и принципиально выступал против любых уступок боевикам. В том числе он не считал нужным даже идти на переговоры о выкупе заложников – их после Первой чеченской становилось всё больше, поскольку похищение людей стало главным «бизнесом» ичкерийцев. И от этого жизненный поворот, случившийся с ним 5 марта, выглядит ещё драматичнее.

Из самолёта в плен

Нападение на генерала произошло в аэропорту Грозного прямо в самолёте. Шпигун направлялся в Москву рейсом гражданской авиакомпании, охрана осталась снаружи. Уже во время разгона в салоне вдруг появились вооружённые люди, которые буквально выволокли представителя МВД в Ичкерии наружу, посадили в машину и увезли в сторону Терского хребта.

Правда, на этом беды пилота самолёта не закончились. Уже после того, как он поехал в сторону терминала, чтобы рассказать о произошедшем, дорогу преградили два УАЗика. Из машин вновь вышли вооружённые люди в камуфляже, потребовавшие впустить их в салон. Лишь убедившись, что генерала на борту нет, они последовали за первой группой.

Через 12 дней молчания похитители потребовали от властей выкуп за Шпигуна – 15 миллионов американских долларов. К этому моменту министр внутренних дел Сергей Степашин уже успел дать слово офицера, что генерал будет освобождён. Однако процесс затягивался: государство отказывалось платить, боевики торговались – сумма выкупа в итоге опустилась в пять раз, до трех миллионов. Обсуждались различные варианты освобождения заложника – вплоть до ракетного удара и операции спецназа, однако похитители перевозили жертву с места на место, что исключало возможность планирования каких-то действий.

В течение года о судьбе Шпигуна достоверно не было известно практически ничего. Лишь СМИ изредка писали, что он жив и находится то в Грузии, то где-то в Чечне. Более-менее всё прояснилось 31 марта 2000 года, когда в районе села Итум-Кали было найден труп заложника, по словам местных, сбежавшего и замёрзшего в лесу. Хотя и это не сильно осветлило тёмные пятна в истории.

Кто виноват и что делать?

В том, что найденное тело - является телом Шпигуну, практически нет сомнений. На это указали, в частности, данные генетической экспертизы, которая показала 90-процентное соответствие, и факт опознания генерала его братом. Об этом же свидетельствовали и показания пленного боевика, который рассказал, что Шпигун умер от сердечного приступа во время одного из переходов – из Шатоя как раз в Итум-Кали.

Вместе с тем, на бумаге Шпигун оставался жив долгое время: МВД просто скрывало результаты экспертизы. Кроме того, тогдашний заместитель главы ведомства Валерий Рушайло сообщал о ходе дела ложные сведения, заявив, например, что изучением тела занимаются специалисты Ростовской центральной лаборатории. Однако журналисты выяснили, что эта информация не соответствует действительности – в регионе был только один центр, способный проводить исследования ДНК, но туда тело не поступало.

Более того, в Генпрокуратуре добавили, что МВД совершенно не обязательно знать, где труп. Как выяснилось, в ведомстве опасались, что тело вновь может попасть в руки преступников и стать предметом торга.

Однако, вероятно, и в МВД, и в Генпрокуратуре просто перестраховывались. По данным «Коммерсанта», в начале 2000 года президенту как раз предстояло сформировать новое правительство, и действовавший тогда министр внутренних дел Владимир Рушайло ожидал назначения. Резонанс вокруг дела Шпигуна уменьшал шансы чиновника, который руководил ведомством, представители которого не раз обещали спасти генерала. А что же касается главы Генпрокуратуры Владимира Устинова, ему, в свою очередь, предстояло избавиться от приставки и.о., так что и он опасался репутационных издержек.

Однако эти странности – лишь вершина айсберга. До сих пор нельзя однозначно назвать виновных в похищении Шпигуна и сказать о том, что послужило мотивом – деньги или месть.

В МВД, в частности, утверждали, что за преступлением стоял лично Шамиль Басаев, у которого ещё с Первой чеченской мог быть зуб на генерала. Якобы именно по его приказу Шпигун был взят в плен сепаратистами из банды Абдул-Малика Межидова. По другой версии, среди организаторов похищения были чеченские сепаратисты Бауди Бакуев, Арби Бараев и братья Ахмадовы.

По ещё одному предположению, к похищению могли быть причастны глава пограничной и таможенной служб Ичкерии Магомед Хатуев и  заместитель министра внутренних дел Ичкерии Насруди Бажиев. Их участие могло быть связано с тем, что руководство республики изначально выступало против назначения Шпигуна на пост представителя МВД РФ. Якобы президент Ичкерии Аслан Масхадов даже лично уведомил руководство ведомства о нежелательности нахождения генерала в регионе.

В причастности к преступлению обвиняли также олигарха Бориса Березовского. Подозревалось, что Шпигун знал о его финансовых контактах с чеченскими бандформированиями, и это могло стать причиной похищения. Однако позднее Степашин в беседе с журналистом Александром Хинштейном признался, что роль Березовского в данном деле заключалась совсем в другом: олигарх, оказывается, заплатил бандитам семь миллионов долларов, но не за похищение, а за то, чтобы те не выдали генерала. По словам бывшего главы МВД, этот факт позднее подтвердил Масхадов.

Вмешательство Березовского действительно объясняет многое: и нерасторопность силовиков, и смерть в полном смысле слова драгоценного заложника, и даже некоторое замешательство после обнаружения его тела. Однако это – всего лишь версия. И видимо, подтвердить или опровергнуть её теперь вряд ли получится: многие участники тех событий уже мертвы и ответить на вопросы следователя им уже никогда не удастся.