15/11/18
Пропагандисты Гитлера: как работали немецкие военные корреспонденты

Пропаганда во все времена была одним из главных спутников вооруженных конфликтов. Не стала исключением и Великая Отечественная война. Вместе с германской армией границу СССР пересекли и сотни немецких корреспондентов, перед которыми нацистская партия поставила четкую цель: показать силу, мощь и непобедимость Вермахта, а также неминуемое поражение его противников.

Бойцы информационного фронта

Профильный отдел пропаганды при штабе Верховного главнокомандования был сформирован в апреле 1939 года, его возглавил полковник Хассо фон Ведель. Отдел занимался общим руководством пропагандистскими частями в вооруженных силах, также ему подчинялись роты пропаганды – Propagandakompanie (PK), состоявшие из корреспондентов разных профилей.
К моменту нападения на СССР в распоряжении Вермахта находилось 19 таких рот. Большая их часть – 17 подразделений – была отправлена в июне 1941 года на восточный фронт. В состав PK входили сами журналисты (корреспонденты, фотокорреспонденты и другие), переводчики, сотрудники передвижных типографий, а также специалисты по производству и распространению пропагандистских материалов.
Примечательно, что немецкие военные корреспонденты числились офицерами, носили соответствующие погоны на плечах, а на левом рукаве еще и повязку «P.K.». В большинстве случаев срок их службы составлял два года.
При этом журналисты не сопровождали войска постоянно. Военный корреспондент Вермахата Гельмут Эке вспоминал, что корреспонденты направлялись на тот или иной участок фронта по мере необходимости, после чего возвращались обратно, пока нужда в них не возникнет снова.

Идем на восток

Журналисты, вернее, специалисты по пропаганде, получили четкие указания: создавать образ германской армии как непобедимой военной машины, демонстрировать полководческий гений командиров, компетентность офицеров, мужество, героизм и дисциплинированность простых солдат. Словом, создавать абсолютно положительный имидж Вермахта, но в то же время максимально в своих материалах очернять Красную армию. Естественно, все, о чем писали немецкие журналисты, проходило через жесткую цензуру.
Как правило, корреспонденты размещались в непосредственной близости от действующих частей. Это могли быть любые пригодные для проживания дома, непосредственно в расположении воинских подразделений они не жили. Как отмечал советский военный киносценарист Борис Полевой, нередко им предоставлялся автомобиль с водителем.

В пылу сражений

В начале войны на фоне успеха германской армии немецким корреспондентам удавалось публиковать довольно достоверные сведения о происходящем на фронте. Ситуация начала меняться под Москвой, когда Вермахт потерпел первое серьезное поражение. Об изменении положения на фронте зимой 1941-1942 годов можно понять из общего лейтмотива сообщений корреспондентов: от «непобедимая немецкая армия скоро будет в столице СССР» до «доблестные войска успешно отбивают бесполезные атаки большевиков».
Настоящим испытанием для военных корреспондентов стала Сталинградская битва. В расположение 6-й армии Фридриха Паулюса крупный журналистский десант прибыл в июле-августе 1942 года – к моменту начала боев непосредственно на подступах к городу и его окраинах.
В условиях городских сражений журналистам, помимо исполнения своих прямых обязанностей, часто приходилось воевать наравне с другими. Чтобы собрать интересный материал или сделать хороший кадр им приходилось лезть в самую гущу сражения, автоматом многие из них пользовались чаще, чем фото или кинокамерой. Порой журналист, как старший по званию, брал на себя командование подразделением в случае гибели кадрового армейского офицера.
Корреспонденты должны были также освещать прибытие новой техники в войска. Так, во время подготовки к битве на Курской дуге механизированные части Вермахта пополнились новой самоходной установкой «Фердинанд». Журналисты не жалели для нее лестных эпитетов: «чудо германской техники доказывает свое превосходство», «Фердинанд» наводит ужас на неприятеля» и прочее.
После Курской битвы и потерей Вермахтом стратегической инициативы непосредственно в пылу боев немецкие военные корреспонденты появлялись все реже. Освещать сокрушительные поражения Вермахта в Берлине не хотели, поэтому корреспондентов предпочитали отправлять на относительно спокойные участки фронта
За всю войну потери среди журналистов были довольно высокими. Как писал все тот же Гельмут Эке уже после войны, погибал почти каждый третий журналист – 28 из 100. В плен почти никто из них не попадал: корреспондентов в случае окружения эвакуировали одними из первых.

Самые известные

Одним из самых известных немецких корреспондентов был Хайнц Шретер, освещавший будни 6-й армии Паулюса во время сражения за Сталинград. В своей книге «Сталинград. Великая битва глазами военного корреспондента. 1942-1943», опубликованной в 1948 году, он подробно рассказал о том бардаке, который творился в Вермахте.
Так, он писал, что Люфтваффе зачастую сбрасывали окруженным всякий хлам (леденцы, перец), но только не продовольствие. Подробно описал он и случаи массового мародерства немецких солдат, их отчаянные поиски еды, да и в целом процесс агонии окруженной армии.
Другой военный корреспондент – Иоганнес Хэле – запечатлел первые моменты операции «Барбаросса», расстрел в Бабьем Яре и многое другое.