12/11/18
Русские старообрядцы на Великой Отечественной: на чьей стороне были

Отношение членов Старообрядческой церкви к участию в Великой Отечественной войне было отнюдь не пассивным, но и неоднозначным. Документальные свидетельства представляют многочисленные примеры различных духовно-гражданских установок на этот счет.

Как жила Старообрядческая церковь до войны и в первые ее месяцы

Ведущий научный сотрудник и главный архивист ЦГА Санкт-Петербурга, доктор исторических наук Михаил Шкаровский пишет, что в 30-е годы большая часть старообрядческих церковных иерархов, в том числе и будущий архиепископ Московский и всея Руси РПсЦ владыка Иринарх сидели в тюрьмах и лагерях, многие были расстреляны. Однако в 1941-м году Советская власть дала согласие на восстановление старообрядческой архиепископии.

Возведенный в сан архиепископа Московского и всея Руси Иринарх, а также другие иерархи старообрядчества начали призывать свою паству встать всем миром на защиту Отечества от «аспида и василиска Тевтонского» – идти на фронт или вливаться в партизанские отряды. В российских архивах есть документ – Рождественское послание Иринарха (1942 год), в котором он ободряет уже служащих в РККА старообрядцев и призывает других верующих последовать их примеру.

На нужды фронта старообрядцы собирали в тылу деньги (в Фонд обороны ими было перечислено более миллиона рублей). Патриотизм Иринарха оценил даже главный безбожник Советского Союза Емельян Ярославский, который в 1941-м году написал статью в «Известиях» с совершенно нехарактерными для него положительными оценками вклада верующих людей в укрепление обороноспособности страны (есть гипотеза, что опубликовать этот документ его настоятельно «попросил» сам Сталин).

Были ли староверы пособниками нацистов?

В книге кандидата исторических наук Игоря Ермолова, где упоминаются документально подтвержденные факты коллаборационизма, есть сведения и о старообрядцах-пособниках гитлеровцев. В частности, автор сообщает, что особенно активным было сотрудничество старообрядцев с немцами в северо-западных областях России. Этих верующих гитлеровцы использовали для выявления дислокации партизанских отрядов.

Доктор Марк Эллиотт, американский специалист по новейшей истории Европы и России, пишет, что в одной из старообрядческих деревень Белоруссии в Великую Отечественную войну некоторое время существовала так называемая республика Зуева, руководимая Михаилом Зуевым. Зуев объединил вокруг себя таких же, как и он сам, репрессированных советской властью старообрядцев-единомышленников. Единоверцы платили немцам продовольственный налог и взамен немцы позволили им жить своей жизнью, открывать храмы. Партизан «республиканцы» к себе не пускали. Писатель Борис Соколов, которого многие отечественные историки считают мистификатором, утверждает, что после того как Зуев и его сторонники при приближении РККА сбежали с отступавшими немцами, часть оставшихся старообрядцев ушли в леса с оставленным им гитлеровцами оружием и вплоть до 1947 года продолжали воевать с большевиками.

Религиовед Марина Малафеева отмечает активное участие в партизанской борьбе молдавских старообрядцев (Молдавия в Великой Отечественной войне была занята румынскими войсками) – многие старообрядческие села едва ли не в полном составе уходили в леса, а скиты верующих превращались в места базирования партизанских отрядов.