26/10/18
С какими пленными красноармейцами немцы обращались максимально уважительно

О зверствах, которые во время Великой Отечественной войны чинили немецко-фашистские захватчики, написано много книг. Они не щадили никого, жестоко пытали и убивали детей, женщин, стариков. Нацистам было все равно – врач перед ними или солдат, ученый или артист. С попавшими в плен генералами и разведчиками они обращались так же, как и с другими красноармейцами: истязали за отказ от сотрудничества, а потом расстреливали. Но все же, не ко всем пленным фашисты относились одинаково.

Та же смерть, только мучительная

В книге И.Г. Гаврилина «Зверства немцев над пленными красноармейцами» (Москва, 1942 год) были собраны свидетельства людей, сумевших сбежать из плена. Они рассказывали, что раненным красноармейцам фашисты не оказывают никакой помощи, морят людей голодом, подвергают изощренным издевательствам и унижениям. Участь женщин еще хуже: изнасилования советских медсестер и связисток немецкими солдатами носят массовый характер.

По подсчетам историков, в плену у гитлеровцев побывали около 5 миллионов 740 тысяч красноармейцев. Из них порядка 818 тысяч пошли на сотрудничество с оккупантами, почти 4 миллиона человек погибли, а выжили и были освобождены из концлагерей примерно 1 миллион советских военнопленных.

Не ко всем относились одинаково

Нацисты не делали разницы между людьми по полу, возрасту, профессии или социальному статусу. Для гитлеровцев существовал лишь один весомый критерий – этническая принадлежность. Считая себя венцом творения природы, фашистские идеологи определили своеобразную градацию: какие народы стоят ниже на эволюционной лестнице, а какие выше – но все равно не равны немцам, разумеется.

Гитлер и его приспешники планировали развалить СССР изнутри, раздувая националистические настроения среди жителей союзных республик и народов РСФСР. В пропагандистских листовках тех лет содержатся обращения к калмыкам, эстонцам, украинцам, чеченцам, киргизам, казакам и прочим этническим общностям. Людей призывали встать на борьбу с коммунистами, объединившись с немецким командованием, а взамен обещали возможность национального самоопределения.

Разумеется, на самом деле фашисты не планировали предоставлять жителям Прибалтики или Средней Азии право создавать независимые государства, не так гитлеровцы видели послевоенное устройство мира. Это был лишь пропагандистский ход, чтобы привлечь в свои ряды как можно больше бойцов, а также убедить казаков и представителей народов Кавказа начать активную борьбу с партизанскими отрядами, наносившими фашистам серьезный урон.

Во время войны нацисты создавали вооруженные подразделения, сформированные по этническому принципу. В них входили как жители оккупированных территорий, поддержавшие немцев, так и пленные красноармейцы, перешедшие на сторону захватчиков.

Как подсчитал кандидат исторических наук Сергей Дробязко в своей научной работе «Восточные формирования в составе германского вермахта (1941-1945 гг.)», общая численность граждан СССР, вступивших в вооруженные подразделения гитлеровской армии, оценивается в 1 миллион 200 тысяч человек.

То есть, большинство из них составляли пленные, согласившиеся сотрудничать с немцами, поскольку таковых специалисты насчитали 818 тысяч.

Руководство вермахта, желая привлечь на свою сторону жителей союзных республик и народы РСФСР, стремящиеся к национальному самоопределению, издало специальную директиву, предписывающую тыловым частям уважительно обращаться с пленными калмыками, литовцами, чеченцами, казахами и т.п. Уже 17 декабря 1941 года началось формирование Туркестанского, Армянского, Грузинского и Северокавказского легионов.

Эстонцы, литовцы и латыши

Автор книги «Прибалтика: война без правил (1939 – 1945)» Юлия Кантор пишет, что фашисты планировали ассимилировать «наиболее подходящие в расовом отношении местные элементы», а остальных жителей Литвы, Эстонии и Латвии – выселить за пределы Прибалтики.

Не стоит забывать, что тысячи представителей этих республик отважно сражались с нацистами в составе Красной Армии. Но насильственная советизация, начавшаяся после подписания Пакта Молотова-Риббентропа в 1939 году, сопровождалась массовыми репрессиями, что вызвало негативное отношение к СССР значительной части местного населения. Этим и воспользовались немцы.

По подсчетам кандидата исторических наук Сергея Дробязко, в различных частях вермахта и СС служили около 150 тысяч латышей, 90 тысяч эстонцев и 50 тысяч литовцев. Они сформировали 93 полицейских батальона, 12 пограничных полков, три дивизии СС и два добровольческих полка.

Часть личного состава этих подразделений составляли красноармейцы, встретившие благожелательный прием в немецком плену. Разумеется, при условии сотрудничества.

Народы Кавказа

Доктор исторических наук Николай Бугай в своей книге «Горцы Северного Кавказа в Великой Отечественной войне 1941-1945. Проблемы истории, историографии и источниковедения» написал, что фашисты стремились использовать в своих целях свободолюбивый характер кавказских народов. В пропагандистских листовках гитлеровцы обещали, что после победы над коммунистами предоставят жителям этих республик возможность для национального самоопределения, не будут вмешиваться в их внутренние дела.

Сергей Дробязко указывает, что фашистскую форму надели примерно 40 тысяч азербайджанцев, 20 тысяч армян и 25 тысяч грузин.

Северокавказский легион был сформирован из числа военнопленных и эмигрантов, живших в Турции и Европе. В его состав входило 8 батальонов и подразделение спецназа «Горец».

Калмыки

Как и все советские люди, тысячи калмыков храбро сражались с фашистами в 1941-1945 годах. Особо отличились кавалеристы, не отступавшие даже под обстрелами немецких танков.

Но советское правительство совершило ошибку в 1942 году, потребовав у калмыков отогнать стада крупного и мелкого рогатого скота в Казахстан. Разумеется, чтобы подходившие немецкие войска не смогли полакомиться свежим мясом. А для калмыков это означало голодную смерть: в те непростые годы они выживали только за счет скотоводства.

Насильственный массовый угон коров и овец, учиненный руководством СССР, привел к созданию отрядов сопротивления среди местного населения. А фашисты тем временем разбрасывали листовки: «Калмыки! Близится час вашего освобождения от красного ига!»

По данным вышеупомянутого Сергея Дробязко, в частях немецко-фашистской армии воевали около 7 тысяч калмыков.

Большую часть из них составляли пленные красноармейцы, также были эмигранты и перебежчики. Многие калмыки еще не простили властям СССР большевистский террор. Некоторые пленные казахи назывались калмыками, потому что хотели выжить.

Как вспоминал местный житель Владимир Тюрбеевич Очиров: «Немцы действительно относились к калмыкам хорошо».

Офицеры гитлеровской армии в детстве зачитывались историческими книгами о победах Чингисхана. Они восхищались умелой тактикой и выверенной стратегией степной конницы, а калмыков считали потомками легендарных завоевателей.

Казаки

Некоторым расположением фашистского командования пользовались и казаки, непримиримо боровшиеся с большевиками еще в годы Гражданской войны. В Европе работали общественные организации белоэмигрантов, активно сотрудничавшие с гитлеровцами. Поэтому если пленный красноармеец заявлял немцам, что он – казак, отношение к нему становилось заметно лучше.

В фашистской армии, по данным Сергея Дробязко, служили около 70 тысяч представителей этой этнокультурной общности.

Директива командования вермахта No 4б от 18 августа 1942 года «Руководящие указания по усилению борьбы с бандитизмом на Востоке» указывала, что казаки и представители тюркоязычных народов являются равноправными союзниками германских солдат в борьбе против коммунизма. К слову, бандитизмом немцы называли партизанское движение.

За успехи в уничтожении мирных жителей и подавлении Варшавского восстания 1944 года многие казаки, сотрудничавшие с немцами, были награждены орденом Железного Креста.

Туркестанцы

Согласно подсчетам Сергея Дробязко, примерно 70 тысяч представителей Средней Азии воевали на стороне фашистов.

В составе Туркестанского легиона были, в основном, пленные красноармейцы. Большинство из них попали к немцам еще в самом начале войны по причине слабой подготовки, неумения стрелять и непонимания команд, отдававшихся на русском языке.

Как вспоминал бывший военнопленный Зейнел-Габден Темиргалиев, многие казахи, узбеки, таджики, туркмены, киргизы соглашались вступить в легион, исходя из простой мысли: «Для начала надо попытаться выбраться из лагеря, а там будет видно».

В своей пропаганде немцы делали упор на национально-религиозные темы. Дескать, при советской власти вас притесняли, запрещали молиться и изучать родной язык, а мы пришли освободить землю от коммунистов.

Из-за низкой боеспособности, по сравнению с казаками и представителями народов Кавказа, Туркестанский легион выполнял, в основном, охранные функции.