01/12/17
varlamov.ru
С какими просьбами можно обращаться к вору в законе

«Вором» в преступном мире называют вовсе не каждого, кто совершает кражи. Этого «титула» удостаиваются лишь самые удачливые, опытные, уважаемые уголовники, получившие корону из рук своих товарищей на воровской сходке.

Если на воле воры – элита криминального сообщества, то в местах заключения они становятся неофициальными лидерами всего закрытого микросоциума. В одной из своих книг Сергей Дышев, полковник полиции, журналист и писатель, приводит слова криминального авторитета, оставшегося неназванным: «Как в церкви есть Бог, так и в тюрьме есть вор. Как в церкви надеются на Бога, что Бог пошлет, так и в лагере, и в тюрьме люди надеются только на воров – на то, что воры им пришлют, воры их поддержат. Люди голодовки объявляли, резали животы, вскрывались, ужас, чего ни делали ради того, чтобы с ворами встретиться. В карцерах сидели, гнили только ради того, чтобы его к вору посадили, потому что свой вопрос есть, который решить надо».

Просьба о защите от беспредела

Заключенные низших рангов обращаются к ворам, ища защиты от беспредела - как в тех случаях, когда им уже нанесен вред, так и тогда, когда подозревают, что другие зэки замышляют против них нечто, запрещенное понятиями. Часто воров просят о помощи не напрямую, а через смотрящего, если только обидчик не он сам.

К беспределу относятся воровство («крысятничество») и шулерство в карточной игре, увечья, побои, словесные оскорбления и отъем денег и других ценностей, совершенные без достаточных на то оснований.

Сюда же входят клевета и роспуск лживых слухов. В уголовной среде, особенно в тюрьме и на зоне, это куда более серьезное дело, чем в остальном мире. Оклеветанный человек рискует, например, подвергнуться ритуалу «опускания» – показательного публичного изнасилования – и попасть в категорию «петухов», самых бесправных и презираемых заключенных.

Но просить вора о заступничестве могут даже «петухи», которых «опустили» в соответствии с понятиями. Хотя приятельствовать с этими парнями означает навеки замарать и унизить себя, обижать их тоже западло.

Также заключенные жалуются ворам на обиды, которые терпят от администрации или персонала исправительной колонии. Самый мирный способ решения проблемы в этом случае – взятка из контролируемого ворами общего фонда - общака.

Просьбы о разрешении споров

Когда заключенные просят вора стать третейским судьей и разрешить их спор, не связанный с беспределом, тот, как правило, соглашается на это за мзду – подарок или денежное подношение.

Конфликты подобного рода, в частности, касаются вопросов бытового устройства, распределения трудовых обязанностей внутри отрядов. Ворам зачастую удается решать такие проблемы куда более эффективно и разумно, чем сотрудникам ИТУ. Споры иногда возникают и из-за иерархических нюансов, которыми так богата сложная структура лагерной жизни.

Просьба о выделении помощи из общака

Средства из лагерного общака, в первую очередь, распределяются на следующие цели: покупка еды, одежды, лекарств, а также алкоголя, табака и наркотиков для заключенных, прежде всего, для самих воров, поддержка зэков, попавших в штрафной изолятор или карцер, взятки администрации и персоналу ИТУ.

Отпуск денег, вещей, продуктов и прочего строго регламентирован. Чем выше иерархия зэка, тем больше материальных благ ему достается.

Но иногда остро нуждающиеся (например, тяжело больные, не получающие посылок от родных и друзей) заключенные просят оказать им разовую помощь «вне плана», то есть в обход устоявшейся системы привилегий.

Просьбы о финансовой поддержке

В самой отчаянной ситуации заключенный, особенно если он принадлежит к числу блатных, может попросить вора помочь ему деньгами лично. Традиционный воровской закон предписывал ворам аскезу, но и соблюдая ее, вор обычно имел доступ к мощным финансовым потокам. Современные же воры сплошь и рядом оставляют на свободе теневой или полулегальный бизнес, доходами от которого распоряжаются с помощью подручных или подставных лиц.

К личным средствам вор прибегнет, если в общаке недостаточно денег или если другие воры не согласны с такой тратой коллективной собственности. Например, при желании он может снабдить заключенного более низкого ранга суммой для выплаты долга.

Просьбы о защите близких, оставшихся на свободе

Во многих случаях вор может пользоваться обширной паутиной связей, созданных им на воле, чтобы вмешиваться в текущую там без его видимого участия жизнь.

Заключенные нередко приходят к ворам на поклон в надежде уберечь своих близких от угрожающих им опасностей. Часто угроза исходит со стороны врагов или конкурентов просителя, других уголовников. Но вор может уладить и конфликт с представителями «мирного населения», например, с черными риэлторами, желающими отобрать у семьи зэка жилплощадь.

Иногда воры наказывают виновных, если преступление уже свершилось, – мстят за убийство или изнасилование кого-либо из близких просителя.

Для тог, чтобы при необходимости защитить членов семей равных по статусу, то есть других воров, или отомстить за их близких, просьб не требуется. Достаточно того, чтобы воровская сходка узнала о проблеме.

Жалобы на беспредел, притеснение, несправедливость воры, находящиеся в местах лишения свободы, получают и с воли. В подобных случаях ситуация также регулируется посредством системы связей в уголовном мире. Также вор может повлиять на происходящее в другом ИТУ, отправив туда сообщение – «маляву», или «воровской прогон».

Просьбы со стороны администрации

По понятиям вору запрещено какое бы то ни было сотрудничество с властями, в том числе с администрацией исправительных учреждений. Но жизнь вносит свои коррективы. В некоторых случаях начальник колонии может обратиться к ворам с просьбой о помощи. Вполне вероятно, что просьба будет удовлетворена, если только это не противоречит планам и интересам самих воров.

Как правило, речь в таких ситуациях идет о наведении порядка. Вор, приструнивший своих подопечных ради обеспечения спокойной жизни в учреждении, не будет считаться «ссучившимся». Наоборот, он еще выше поднимет в их глазах свой авторитет.

Иногда возможность частичного сотрудничества с администрацией особо оговаривается воровским сообществом. Так, в 1953 году сходка на прииске «Красноармейский» в Магаданской области постановила «входить в доверие к начальству», «пресекать шкодников в лагере» и «на поселке не воровать».