07/05/18
Самые безумные вещи, которые делали только самураи

Японские самураи всегда вызывали у европейцев чувства, смешанные между страхом и восхищением. Это объяснимо: длительная изолированность Японии содействовала тому, чтобы самурайское сословие формировалось на принципах, непонятных остальному миру.

Самоубийство для души

Ритуальное самоубийство харакири («сэппуку») через вспарывание живота было распространено в самурайской среде вплоть до XX столетия. Самураи свято верили, что живот является хранилищем человеческой души, а поэтому делали надрез так, чтобы внутренности вываливались наружу, тем самым освобождая душу воина.

Если по каким-либо причинам самурай отказывался совершать сэппуку, или ему не доверяли, вместо ритуального кинжала он использовал веер, которым символически проводил по своему животу – в этот момент специальный помощник мечом обезглавливал приговоренного.

Харакири совершали не только мужчины, но и женщины из самурайских родов. Учитывая, что ранения брюшной полости одни из самых болезненных, слабому полу разрешалось убивать себя перерезанием горла или ударом ножа в сердце. Ноги при этом предварительно перевязывались, чтобы поза умертвившей себя женщины оставалась неизменной.

Несмотря на то, что официально правительство Японии запретило сэппуку в 1968 году, криминальные авторитеты продолжали лишать себя жизни таким изуверским способом. Недаром говорят: «Больше чем убивать друг друга японцы любят только убивать себя».

Наравне с мужчинами

Слово «самурай» мы привыкли употреблять по отношению к мужчинам, однако японский класс «буши» давал возможность приобщаться к самурайскому искусству и женщинам. «Онна-бугэйся», так называли женщин-самураев, без всяких поблажек обучались воинскому ремеслу наравне с мужчинами.

Основным оружием онна-бугэйся была «нагината» – длинное и легкое копье с лезвием, напоминающим кривой меч. В руках искусных воительниц это было поистине смертоносное орудие. Традиционно нагината размещалась над входной дверью, что позволяло онна-бугэйся моментально среагировать на появление в доме незваных гостей.

Помимо копья женщины-самураи охотно использовали кинжал с коротким клинком – «кайкэн». С этим оружием воинственные японки не расставались никогда: спрятанный за поясом или в рукаве, кайкэн давал возможность молниеносно нанести удар противнику.

Японские хроники позволяют сделать вывод, что женщин-воительниц в самурайской среде было немного. Все-таки традиционная роль женщины отводила ей место в домашнем хозяйстве. Тем не менее, недавние исследования японских генетиков показали, что в сражениях онна-бугэйся участвовали чаще, чем предполагалось. Анализ ДНК останков участников одного из крупнейших сражений с участием самураев выявил, что 35 из 105-ти принадлежали женщинам.

Ради удовольствия

Образ жизни самурая слабо вписывался в представления среднестатистического европейца. В том числе это касалось сексуальной жизни японских воинов, для которых однополая связь была абсолютной нормой. В отличие от Запада секс в Японии никогда не попадал под моральную оценку, а определялся лишь критериями удовольствия или неудовольствия.

Изначально центрами гомосексуальности в древней Японии были буддийские монастыри. Монахи хоть и придерживались обета целомудрия, но считали, что к гомосексуальным связям это не относится. Через буддийскую среду однополая любовь распространилась и на воинское сословие: связь молодого самурая со своим старшим учителем стала там обычным делом. Эта практика, известная как «вакасюдо» («путь молодежи»), продержалась среди самураев вплоть до XIX века.

Своего расцвета практика «сюдо», считавшаяся обязательной для начинающих воинов, достигла в эпоху Токугава (1603–1868 гг.), соседствуя с такими традиционными дисциплинами, как фехтование («кендо»), стрельба из лука («кюдо») и плавание в доспехах («суэйдо»).

Самураи были уверены, что сюдо благотворно влияет на подрастающее поколение, воспитывая у юношей такие качества, как честь и достоинство и формируя чувство прекрасного. Однополая любовь противопоставлялась союзу мужчины и женщина, который, согласно убеждениям самурая, лишь способствовал размягчению мужчины.

На все случаи

Арсенал воина-самурая насчитывал десятки видов вооружений с учетом любой боевой обстановки. Среди всего прочего встречалось и не смертельное оружие. К примеру, «быстрая» веревка, снабженная острым крючком. Ее обладатель, намереваясь захватить противника живым, втыкал в его руку, шею или щеку хорошо заточенный крюк, а затем обматывал пленника крепкой веревкой.

Еще одно средство захвата врага – боевой ухват, представлявший из себя набор из трех длинных шестов с различными насадками. С помощью таких орудий самурай мог ухватить противника за ногу или одежду, а затем прижать его к стене или земле. Наличие на древке захвата острых шипов лишало беднягу возможности как-либо высвободиться.

На ножнах некоторых самурайских мечей или кинжалов есть тонкий шип. Существуют различные версии его применения. По канонам школы «Натори-рю» этот шип использовали для прокалывания уха обезглавленного врага, чтобы прикрепить к нему ярлычок с именем жертвы. Иногда шип использовали для того, чтобы затолкнуть язык погибшего обратно в рот, так как это считалось неприличным.