16/10/18
Самые знаменитые абреки советского времени

Абреками на Кавказе называли изгоев, одиночек, вынужденно ушедших в горы из родного аула из-за какого-то преступления или ради совершения кровной мести. Некоторые из них становились предводителями шаек таких же головорезов. Кто-то удостаивался народной любви как своего рода горские «Робин Гуды». Некоторые привносили в свою деятельность политическую окраску. Большинство просто занимались разбоем.

Абреки и революция

Абречество получило широкое распространение на Северном Кавказе, в Азербайджане и некоторых районах Грузии в начале ХХ века. Однако в 1913 году, перед самой Первой мировой войной, абречеству был нанесён страшный удар. Самый страшный чеченский абрек Зелимхан Гушмазукаев нарвался на засаду своих соплеменников (некоторые из которых были его кровными врагами) и был убит. В советское время в Чечне создали культ Гушмазукаева как революционера. Предводители абреков Дагестана и Ингушетии – Буба из селения Икра и Саламбек Гараводжев – сдались властям. По приговору суда их повесили.

Революция возродила абречество. Теперь всякий, кто вставал на путь вооруженной борьбы с властью, назывался абреком. Сначала абреки вели борьбу против белогвардейских войск, занимавших Северный Кавказ. Особенно прославился чеченец Асланбек Шерипов, нарком Терской Советской Республики и командующий Чеченской Красной Армией. С февраля 1919 года банда Шерипова стала терроризировать белогвардейские и казачьи гарнизоны. Долго она оставалась неуловимой, пока в сентябре 1919 года Шерипов не был убит во время очередного своего рейда.

Гажмудин Гоцинский

Аварский имам Гажмудин из селения Гоцо был главою антисоветских сил в Дагестане. В мае 1917 года Съезд горских народов во Владикавказе единодушно избрал его муфтием всего Северного Кавказа.

После Октябрьского переворота в России имам Гажмудин стал сводить все к независимости Республики Горцев Северного Кавказа. Но вскоре ему пришлось вести бои сначала против большевиков, потом против белогвардейцев, потом опять против большевиков.

После установления советской власти в Дагестане Гажмудин Гоцинский с отрядом приверженцев скрывался в горах. Большевики мобилизовали против него «общественное мнение», созвав в 1923 году съезд горцев Дагестана при участии исламского духовенства. На нём Гажмудин был объявлен «врагом всех мусульман, заслуживающим самой суровой кары». Из этого видно, какую опасность он представлял для советской власти. На Гоцинского начались облавы, и он ушёл на территорию Чечни. Большевики назначили крупную награду за его голову или хотя бы за указание его убежища. Предатели нашлись. Гажмудин согласился сдаться тогда, когда чекисты захватили в заложники 16 жителей окрестных сёл.

Когда сильно исхудавший Гажмудин вышел из своего убежища (5 сентября 1925 года), то первым делом пообещал предателям, что они встретятся на Страшном суде. После этого он сдался в руки чекистов. 28 сентября 1925 года Гажмудин был расстрелян в Ростове-на-Дону без суда, по приговору особой «тройки» ОГПУ Северо-Кавказского края.

Хасан Исраилов и Майрбек Шерипов

С именами этих двух людей связывают вооружённое восстание чеченцев во время прихода на Северный Кавказ немцев в 1942 году. Исраилов из тейпа Терлой (по которому он взял себе псевдоним Терлоев) был по молодости убеждённым сторонником советской власти. Однако уже очень скоро испытал на себе, что членство в ВКП(б) и близость к власти увеличивают риск попасть под репрессии. До начала Великой Отечественной войны его дважды осуждали и сажали за «контрреволюционную деятельность», но оба раза досрочно освобождали. После второго освобождения Исраилов уже не стал добиваться восстановления в партии, а перешёл на нелегальное положение. Видимо зимой 1941/42 г. ему удалось установить контакт с нацистскими эмиссарами из батальона спецназа абвера «Бергман» («Горец»).

Майрбек Шерипов был братом абрека-красноармейца Асланбека Шерипова. Он тоже принимал активное участие в строительстве советской Чечни и, как Исраилов, был репрессирован. Перед войной его возвратили на административную работу, но Шерипов решил мстить властям. Осенью 1941 года он ушёл в абреки.

В августе 1942 года, с наступлением немцев на Северном Кавказе, в Чечне началось открытое восстание. Повстанцы стали действовать наступательно, захватывать районные центры, освобождать заключённых, делить между чеченцами колхозный скот. Многие из советских работников и чекистов переходили на их сторону. Отрядам Исраилова и Шерипова удалось наладить взаимодействие. 7 ноября 1942 года Шерипов погиб.

Немцы до Чечни не дошли. Весной 1943 года началось активное подавление чеченского восстания, и абрекам пришлось отступить в горы. В феврале 1944 года началась депортация чеченского народа.

Абреки, как могли, стремились воспрепятствовать ей. Чеченцы, избежавшие депортации, пытались найти убежище в их отрядах. Исраилов надеялся на своих сторонников в органах НКВД республики, а нарком внутренних дел Чечено-Ингушетии Султан Албогачиев был его тайным сторонником. Он информировал Исраилова о действиях силовых ведомств и срывал все акции по его поимке. Но Албогачиева сместили. В декабре 1944 года Исраилов был выслежен и убит как «оказавший сопротивление при аресте».
Хасуха Магомадов

В СССР те, кто о нём знал, называли его последним абреком. Он провёл в горах, скрываясь от закона и занимаясь разбоем, 36 лет.

К этому образу жизни его подвигла не политика, а «бытовуха». В 1939 году Магомадов совершил убийство на почве мести, был пойман, бежал из тюрьмы в горы.

Примкнул к чеченскому восстанию во время войны. На его глазах проходили депортация чеченцев, попытка заселения края колонистами со всего Союза, репатриация чеченцев. Всё это время Магомадов скрывался в горах.

В его деле значилось 194 разбойных нападения, во время которых было совершено свыше тридцати убийств. Все ли такие акции были на совести Магомадова и его банды, либо какие-то были ему приписаны (благо на неуловимого абрека было легко свалить все огрехи милиции), сейчас сказать трудно. Ясно, что он представлял большую угрозу даже не столько безопасности, сколько престижу советской власти в Чечне. Недаром уже в 90-е годы, в «Ичкерии» Джохара Дудаева, Магомадов был посмертно награждён орденом.

Когда в 1976 году старого абрека выследили, то для его уничтожения провели целую операцию с привлечением войск. Магомадов заставил заплатить за свою жизнь – один милиционер был убит. К телу последнего абрека не решались подойти целые сутки. Похоронили его тайно.