18/11/18
Сколько русских воевало в Сталинградской битве на стороне Третьего Рейха

В рядах вермахта во время битвы за Сталинград сражались представители разных национальностей – итальянцы, венгры, румыны, финны, эстонцы. Были среди них и так называемые «хиви» – добровольные помощники германской армии из числа советских граждан.

После поражения под Москвой германская армия все еще представляла собой грозную силу, однако уже начала испытывать кадровые трудности. Гитлер принял непростое для себя решение — доукомплектовать немецкие части союзными дивизиями. Так на Восточный фронт были направлены 27 румынских, 17 финских, 13 венгерских, 9 итальянских, 2 словацкие и 1 испанская дивизии. Многие из них были переброшены на южный участок фронта, откуда планировалось наступление на Сталинград.

Однако реального усиления вермахту «интернационал» не принес. Союзные войска оказались плохо подготовлены к ведению продолжительных боевых действий: у них хромала воинская дисциплина и в целом они не сильно горели желанием отдавать свои жизни за фюрера. Вслед за быстрым разгромом флангов, которые прикрывали румынские дивизии, к началу февраля 1943 года Красная Армия вынудила капитулировать и 6-ю армию Фридриха Паулюса.
Среди побежденных оказались не только западные союзники Третьего рейха, но и советские граждане, а также белые эмигранты, которые активно пополняли 6-ю армию в канун Сталинградской битвы. Самое прискорбное, что в «интернационале» германских сателлитов «русские подразделения» вермахта  по численности  оказались первыми. В некоторых дивизиях число «хиви» доходило до 27%. Советская историография предпочитала об этом умалчивать.

Большой приток добровольцев в ряды вермахта произошел после захвата гитлеровцами земель Войска Донского: перебежчики первое время использовались в качестве грузчиков, шоферов, подносчиков боеприпасов, саперов, связных, но в разгар Сталинградских событий стали чаще привлекаться и к военным операциям.
Командир одного из батальонов вермахта Йохен Лезер вспоминал, как двое красноармейцев влились в ряды его соединения вскоре после пленения и сразу включились в боевые действия. Один из них стал вторым номером в пулеметном расчете, и как только первый погиб он заступил на его место.
Гражданское население СССР, переметнувшееся на сторону противника, часто использовалось в органах власти на оккупированных немцами территориях Сталинградской области и в занятых районах самого Сталинграда. Они служили старостами, бургомистрами, а также во вспомогательной полиции. Среди таковых было немало жителей Украины.

На завершающем этапе Сталинградского сражения громко о себе заявила дивизия «Фон Штумпфельд» (названа по имени ее командира генерал-лейтенанта Ганса Иоахима фон Штумпфельда), сформированная в основном из русских бойцов. Ближе к концу битвы она стала активно пополняться бывшими офицерами Красной Армии, которые назначались на командные посты. К примеру, в январе 1943 года бывший майор РККА Тухминов возглавил Каменский батальон.
Сформирована дивизия была 12 декабря, уже после попадания 6-й армии в окружение. Место ее дислокации – западный берег реки Чир между высотой 161 и хутором Лисинский – было чрезвычайно важным в стратегическом отношении плацдармом. К боевым вылазкам Штумпфельд охотно привлекал казаков, досконально знавших эту местность. Любопытно, что казаки, которые именовались «Добровольцами Восточных войск», в этой дивизии по статусу были приравнены к бойцам немецкой национальности. Воевали солдаты «Штумпфельда» большей частью трофейным советским оружием. Так, на вооружении они имели 42 противотанковых ружья советского производства.
Разгром дивизии произошел вскоре после капитуляции фельдмаршала Паулюса и его 6-й армии. Последний рубеж обороны дивизии «Фон Штумпфельда», Тракторный завод, смог продержаться не более недели после завершения основной части боев за Сталинград.

Однако и после поражения немцев под Сталинградом разрозненные, брошенные на произвол судьбы, «русские формирования» продолжали оказывать сопротивление частям советской армии. Положение изменников было безвыходным. Их ждал либо расстрел после попадания в плен, либо смерть на поле боя. К примеру, казачье подразделение есаула Нестеренко пыталось пробиться на Запад для соединения с уцелевшими формированиями вермахта, но в конечном итоге нашло свою погибель на опустошенных войной землях Сталинграда.
Часть «хиви» вместе с нацистами продолжала вести партизанскую войну в разветвленной сети сталинградских подземелий. Наиболее масштабные действия были в районе Кондитерской фабрики, где накануне капитуляции немцы с привлечением пленных красноармейцев и мирных жителей построили настоящий подземный город.

Остатки «русских подразделений» из состава 6-й армии сражались вплоть до конца весны 1943 года. Так, по свидетельству одного из сотрудников НКВД, 4 мая недалеко от города Константиновска, что на 300 километров западнее Сталинграда была задержана группа бойцов, одетых в советскую военную форму. Позднее выяснилось, что пятеро из них оказались германскими солдатами, а двое – бывшими бойцами РККА. Русские после короткого допроса были расстреляны, а немцы переправлены в отделение НКВД Ростова-на-Дону.

Точное число воевавших на стороне вермахта советских граждан неизвестно. Многие из них погибли в ходе боев, немало умерло от болезней и ран в первые дни плена, а кому-то все же удалось прорваться на Запад. Но с большей частью предателей советские власти расправлялись на месте.
Согласно архивам 6-й армии вермахта в ее составе сражалось 20 300 русских, некоторые немецкие историки называют цифру в 70 и даже 90 тысяч. В работах Манфреда Керига и Рюдигера Оверманса подсчитывается численность окруженной немецкой группировки. Русских там порядка 50 тысяч человек. Для сравнения — румын в ней оказалось всего лишь около 5 тысяч.