04/09/17
Сколько советских солдат без вести пропало на Великой Отечественной

Подсчеты количества пропавших без вести советских солдат в период Великой Отечественной войны ведутся до сих пор. Однако, учитывая недостаточность информации и противоречивость некоторых сведений, сделать это будет непросто.

Сложности подсчета

Почти в каждой российской семье есть родственники, пропавшие во время Великой Отечественной войны без вести. Узнать судьбу многих из них уже не представляется возможным. Так, до сих пор пропавшим без вести считается талантливый военный летчик Леонид Хрущев – сын первого секретаря ЦК КПСС (в 1953-1964 гг.) Никиты Сергеевича Хрущева.

В 1966-1968 годах подсчет людских потерь в Великой Отечественной войне вела комиссия Генерального штаба, в 1988-1993 годах сведением и проверкой материалов всех предыдущих комиссий занимался коллектив военных историков. Несмотря на это, мы до сих пор точно не знаем, сколько погибло в этой войне советских солдат и офицеров, тем более нет точных данных о количестве пропавших без вести.

Сегодня официальными признаны данные по потерям, которые были изданы в 1993 году группой исследователей под руководством консультанта Военно-мемориального центра Вооруженных сил РФ Григория Кривошеева. Однако доктор исторических наук Махмут Гареев не считает эти данные окончательными, находя в подсчетах комиссии множество изъянов. В частности, некоторыми исследователями цифра общих потерь Советского Союза за годы войны в 26,6 млн. называется некорректной.

Писатель Рафаэль Гругман указывает на ряд подводных камней, на которые не обратила внимание комиссия и которые будут представлять сложность для любого исследователя. В частности, комиссия не учла такую категорию лиц, как полицаи и власовцы, убитые партизанами и погибшие в боях с Красной Армией. К каким видам потерь их отнести – погибшим или пропавшим без вести? Или вовсе причислить к лагерю противника?

Зачастую во фронтовых сводках пропавших без вести объединяли с пленными, что сегодня вносит немалую путаницу при их подсчете. К примеру, не ясно, к кому причислять не вернувшихся из плена солдат, ведь среди них были и погибшие, и примкнувшие к противнику, и оставшиеся за рубежом.

Очень часто пропавших без вести вносили в списки с общим числом потерь. Так, после Киевской оборонительной операции (1941 год) пропавших без вести отнесли к убитым и взятым в плен – всего более 616 тысяч человек.

На сегодняшний день существует много безымянных могил, где захоронены советские воины, и совершенно непонятно, сколько из них числятся в пропавших без вести. Не следует забывать и о дезертирах. Только по официальным данным, порядка 500 тысяч мобилизованных бесследно исчезли на пути к военкоматам.

Еще одна проблема – почти полное уничтожение в 1950-х годах учетных карточек военнообязанных запаса и рядового состава РККА. То есть мы не знаем настоящее число мобилизованных в период Великой Отечественной войны, что затрудняет подсчет реальных потерь и выделение среди них категории «пропавшие без вести».

Такие разные цифры

Результаты фундаментального исследования группой Кривошеева потерь личного состава Вооруженных сил СССР в боевых действиях за период с 1918-го по 1989 годы были опубликованы в книге «Гриф секретности снят. Потери Вооруженных сил в войнах, боевых действиях и военных конфликтах».

В частности, там сказано, что за годы Великой Отечественной войны (в том числе и во время кампании на Дальнем Востоке против Японии в 1945 году) общие безвозвратные демографические потери (убиты, пропали без вести, попали в плен и не вернулись из него, умерли от ран, болезней и в результате несчастных случаев) советских Вооруженных сил вместе с пограничными и внутренними войсками составили 8 млн. 668 тыс. 400 человек.

Но есть исследователи, которые доводят масштабы советских потерь до совершенно немыслимых величин. Самые впечатляющие цифры дает писатель и историк Борис Соколов, который оценил общее число погибших в рядах Вооруженных сил СССР в 1941-1945 годах в 26,4 млн. человек при немецких потерях на советско-германском фронте в 2,6 млн. (соотношение 10:1). Всего погибших в Великой Отечественной войне советских граждан он насчитал 46 миллионов.

Впрочем, официальная наука такие подсчеты называет абсурдными, так как за все годы войны с учетом довоенного числа военнослужащих были мобилизованы не более 34,5 млн. человек, из которых непосредственными участниками войны были около 27 миллионов. Исходя из статистики Соколова, Советский Союз добивал врага силами всего нескольких сот тысяч военных, что никак не вяжется с реалиями войны.

Не вернувшиеся с войны

Группа Кривошеева провела статистическое изучение большого массива архивных документов и других материалов, содержащих сведения о людских потерях в армии и на флоте, пограничных и внутренних войсках НКВД. Первоначально количество всех безвозвратных потерь солдат и офицеров за время войны было определено приблизительно в 11,5 млн. человек.

Позднее из этого числа были исключены 939,7 тыс. военнослужащих, учтенных в начале войны как пропавшие без вести, но вторично призванных в армию на освобожденной от оккупации территории. Вычли из своих подсчетов исследователи и 1 млн. 836 тыс. бывших военнослужащих, после окончания войны возвратившихся из плена.

После длительных подсчетов, сверок с различными источниками, в частности, с донесениями войск и данными органов репатриации категория безвозвратных потерь прибрела цифру 8 млн. 668 тыс. 400 человек. Число пропавших без вести и оказавшихся в плену комиссия оценила в 3 млн. 396,4 тыс. человек.

Известно, что в первые месяцы войны были существенные потери, характер которых не подтвержден документально (сведения о них собирались впоследствии, в том числе по немецким архивам). Они составили 1 млн. 162,6 тыс. человек. Куда их отнести? Было решено, к военнослужащим, пропавшим без вести и оказавшимся в плену. В конце концов получилось 4 млн. 559 тыс. человек.

Российский публицист и журналист Леонид Радзиховский называет эту цифру завышенной и пишет свою – 1 млн. 783 тыс. 300 человек. Правда, в нее он включает не всех пленных, а только не вернувшихся домой.

Свои или чужие?

Немало советских граждан в первые месяцы войны оказалось на оккупированной территории СССР. По немецким источникам к маю 1943 года 70 тыс. советских граждан, в основном из числа военнопленных, служили в полиции Военного управления и около 300 тыс. - в полицейских командах. Только представителей тюркских и кавказских народностей в немецких воинских формированиях насчитывалось около 150 тысяч человек.

После окончания войны часть советских граждан, перешедших на сторону врага, была репатриирована и исключена из категории потерь. Но какая-то часть пропала без вести, погибнув или не пожелав возвращаться на родину. Здесь возникает методическая проблема, с которой сталкиваются исследователи. Если в момент попадания в плен советских военнослужащих с полным основанием причисляли к нашим потерям, то, следовательно, после поступления на службу в немецкую армию и полицию их можно зачислять на счет противника? Пока это - дискуссионный вопрос.

Еще сложнее квалифицировать уже причисленных к пропавшим без вести советских военнопленных, некоторые из которых сознательно перешли на сторону рейха. Среди них в том числе и около 100 тысяч латышей, 36 тысяч литовцев и 10 тысяч эстонцев. Можно ли их считать безвозвратными потерями? Прояснение этого вопроса окажет существенное влияние на результаты подсчета пропавших без вести.

Вернуть имена

В январе 2009 года в Санкт-Петербурге на заседании российского оргкомитета «Победа» данные по числу пропавших без вести были озвучены президентом РФ. Тех, кого не удалось обнаружить ни среди убитых, ни среди бывших военнопленных, оказалось 2,4 млн. человек. Также остаются неизвестными имена 6 млн. воинов из 9,5 млн., находящихся в зарегистрированных 47 тысячах братских могилах на территории нашей страны и за рубежом.

Любопытно, что данные по числу пропавших без вести советских солдат совпадают с количеством таковых в германской армии. В немецкой радиотелеграмме, исходящей из отдела учета потерь вермахта от 22 мая 1945 года, напротив категории «пропавшие без вести» отмечена цифра 2,4 млн. человек.

Многие независимые исследователи считают, что реальная цифра пропавших без вести советских воинов значительно выше официальной. Об этом может свидетельствовать анализ Книг Памяти, где примерно половина граждан, призванных в ряды Красной Армии и не вернувшихся с войны, отмечена как пропавшие без вести.

Кандидат военных наук Лев Лопуховский считает, что официальные данные итогов работы группы Кривошеева занижены на 5-6 млн. человек. По его словам, комиссия не учла огромную категорию военнослужащих-ополченцев, погибших, пропавших без вести и попавших в плен, а это не менее 4 миллионов.

Потери в категории «пропавшие без вести» Лопуховский призвал сопоставлять с данными картотекЦентрального архива Министерства обороны. Только количество пропавших без вести сержантов и солдат там превышает 7 млн. человек. Фамилии этих военнослужащих зафиксированы в донесениях командиров войсковых частей (1  720  951 человек) и в учетных данных военкоматов (5  435  311 человек).

Все это говорит о том, что более или менее точной цифры, отражающей число пропавших без вести советских военных, нет. Сегодня пропавшие без вести солдаты и офицеры, а также незахороненные надлежащим образом, но учтенные в потерях военнослужащие и являются основным объектом деятельности для российского поискового движения. Нужно отметить, что к настоящему времени российские поисковые отряды вернули имена примерно 28 тысячам солдатам, считавшимся ранее пропавшими без вести.