27/11/18
Сколько стоит титул «вора в законе»

Их называют «апельсинами» или «лаврушниками», этих «пластмассовых» «воров в законе», которые зачастую даже ни разу не сидели в тюрьме. Если прежде данный статус считался непререкаемым, то теперь он может стать (и становится) жупелом в делах по искам о защите чести и достоинства.

Настоящие советские «законники» даже вообразить подобное не могли.

Кто хочет быть «апельсином»?

Исследователи данной, «цитрусовой», темы в МВД РФ утверждают, что тема купли-продажи самого почитаемого воровского титула возникла с середины 80-х ХХ века – сказалось «дыхание рынка», перспектива заработка больших легальных денег, открытая «перестройкой» и последующими за ней пертурбациями. Но зримо тема проявилась только к середине 90-х – после смерти «последнего «правильного» вора» Васи Бриллианта (легендарного «вора в законе» Владимира Бабушкина, 35 лет (не считая побегов) «безвыходно» проведшего в МЛС)» – так его определяют даже сотрудники МВД.

Источник «Новых Известий» в столичном главке МВД (тогда еще милиции) в 2003 году говорил журналистам, что «законники» в стремлении идти в ногу со временем ассимилируются с предлагаемыми обстоятельствами, не считаясь с воровскими понятиями – с кончиной Бриллианта, который, как и полагается настоящему «вору в законе», практически всю жизнь провел в тюрьме, ряды «правильных» воров сильно поредели, и половина среди них теперь – «апельсины».

Этимология этого термина имеет географическую подоплеку – по данным МВД, большая часть «ненастоящих» «воров в законе», купивших статус за деньги, – это кавказцы, в основном, грузины.

Цена вопроса

Статус «вора в законе» в среде, где понятийный аспект играет решающую роль, чрезвычайно важен: «законники» вправе выступать арбитрами в разрешении споров, возникающих среди ОПГ, они желанны в составе любой такой организованной группировки.

Градация стоимости «апельсиново-лаврушечного» статуса «вора в законе» широчайшая – от 3 тысяч (по данным источника «Новых Известий») до «лимона» долларов (информация ведущего научного сотрудника ВНИИ МВД России, доцента Евгения Филатова). Вместе с тем, «апельсиновый» статус по определению гарантирует конфронтацию с ворами «старой школы» – они не придерживающихся устоявшихся воровских понятий авторитетов принципиально не признают, и по возможности борются с ними.

Сложно сказать, сколько сейчас живых «воров в законе», коронованных на постсоветском пространстве – на сегодняшний день такая статистика не обнародована (разными источниками называются общие цифры до тысячи человек). Пять лет назад, по официальным данным МВД РФ, их было более 600 – 428 «законников» на тот момент находились на свободе, остальные – в МЛС России, СНГ и по всему миру. По сведениям того же Евгения Филатова, национальный состав «воров в законе» тогда в основном представляли русские (30%) и грузины (28 %).

С началом 90-х среди «воров в законе» начались междоусобные разборки, в том числе, и кровавые, чего прежде не бывало. В основном, они касались правильности решений на сходках и собственно статусности того или иного вора – «апельсин» тот или нет.

«Статус «вора в законе» унижает мои честь и достоинство»!

Именно об этом заявил в соответствующем иске в суд «предприниматель Сергей Ефимцев», судившийся (безуспешно) 7 лет назад с МВД РФ. Поводом для иска о защите чести и достоинства послужило публичное обозначение Вахтанга Лалиашвили, он же Ваха Маленький, сменивший ФИО на Сергея Ефимцева (так в опубликованном пресс-релизе МВД РФ) как вора в законе в 2007 году. Его тогда позиционировали как «причастного к банкротству крупных спиртовых предприятий Тулы» (ущерб госбюджету, по данным предварительного следствия, – более 600 миллионов рублей).

Лалиашвили-Ефимцева арестовали (его в Москве брал ОМОН). Проблемы у Вахи (Сергея) начались сразу после поступления в московское краснопресненское СИЗО № 3. И сидельцы, и администрация сильно заинтересовались, кто он по жизни (по понятиям). Хотя де-факто ни «вором в законе», ни даже «апельсином» Лалиашвили-Ефимцев не являлся, его пришлось запереть в спецблок, подальше и от реальных авторитетов, и от братвы. Когда Ваха-Сергей пошел по этапу в Сибирь, и в колонии, куда он прибыл, усомнились в его статусе – начальство ИК посоветовало Ефимцеву обратиться в суд, чтобы МВД опровергло опубликованную информацию о наличии у осужденного воровского статуса.

Суд (рассмотрение дела продолжалось полгода, в его рамках подробно рассматривали кто есть «вор в законе» как таковой) в итоге пришел к выводу, что словоформа «вор в законе» честь не порочит и достоинство человека не умаляет. Опровергать информацию не стали: подразделение, которое ее распространило, на тот момент в МВД было уже расформировано.