01/10/18
Сколько терские казаки зарабатывали на чеченской нефти

Выходы на поверхность нефти в землях Северного Кавказа фиксировались еще с XVI века, однако только в XIX столетии ее добыча встала на коммерческую основу. Одним из бенефициаров кавказского нефтяного бизнеса стало терское казачество.

Горцы вплоть середины XIX века добывали нефть традиционным способом – с помощью ведер и вырытых в земле лунок в несколько метров глубиной. Прежде всего этот маслянистый продукт использовали в бытовых нуждах: в качестве осветительного топлива, оружейной смазки или средства от кожных болезней. Однако по мере освоения Кавказа русскими добыча нефти стала приобретать новые масштабы.

В 1823 году крестьянин Василий Дубинин построил первый нефтеперегонный аппарат, чуть позднее на Северном Кавказе появился и первый нефтеперерабатывающий завод. Вскоре вокруг Грозного вырос настоящий центр нефтяной промышленности. Ничего подобного в мире тогда еще не было.
На некоторых участках нефть достаточно близко подходила к поверхности земли, кроме того в местах ее залегания зачастую не было примесей воды, что облегчало и удешевляло ее добычу. В Грозненском районе расходы на строительство одной скважины с сопутствующими постройками обычно не превышали 35000 рублей.

Со временем нефтеносные участки на чеченских землях государство стало отчуждать в пользу Терского казачьего войска. Геолог Афанасий Коншин, изучавший историю Кавказской нефти, отмечал, что терские казаки начали сдавать в аренду нефтяные колодцы с 1833 года. А в 1845 году вышел высочайший Указ Николая I, в котором император всемилостивейшее пожаловал доход от нефтяных источников в пользу терского войска.

Согласно постановлению от 22 мая 1894 года, нефтяные залежи станичных земель признавались собственностью войска, но в случае проведения там нефтяных разработок отчуждались. Взамен станичникам полагалось либо вознаграждение, либо дополнительная земля.
Казаки, разумеется, активно пользовались предоставленными им возможностями, извлекая из этого предприятия немалую прибыль. Высокие доходы собственников земель обеспечивали качество кавказской нефти, дешевизна рабочей силы и объемы добычи ресурса, которые резко возросли после перехода отрасли на промышленные рельсы.
К примеру, если за период с 1833 по 1892 год традиционным способом (с помощью колодезных скважин) на станичных землях было добыто 3,5 млн. пудов нефти, то с появлением нефтяных вышек только за 1893 год объемы добычи составили 8 млн. пудов. Вплоть до 1890 года терское войско в качестве ежегодного дохода получало около 152 тысяч рублей серебром, доля одного откупщика составляла примерно 5,5 тысяч рублей.

Кроме обычных выплат по 150 рублей за каждую десятину земли терские казаки получали также дополнительные 6 копеек за каждый добытый нефтяниками пуд черного золота. Значительную часть заработанных средств станичники вкладывали в ценные бумаги.
После запуска промышленной добычи нефти прибыль казачьего войска заметно возросла. С 1894 года в среднем терское казачество зарабатывало порядка 1 миллиона рублей в год. Как отмечает автор книги «Царское прошлое чеченцев. Политика и экономика» Зарема Ибрагимова, эти доходы шли не только в бюджет казачьего войска, но и в казну станиц, откуда могли расходоваться на различные хозяйственные нужды.

По данным Ибрагимовой, примерно 9/10 добываемой на Кавказе нефти принадлежало терским землям. В том случае, если нефтяные источники обнаруживались на чеченских землях или спорных территориях, Кавказской горное общество отказывало потенциальным арендаторам в предоставлении таких участков под разработку нефти.

Как же перераспределись доходы от добычи нефти между всеми вовлеченными в этот процесс сторонами? Если общий нефтяной доход принять за 100%, то больше всего получали сами нефтедобытчики – 35%, в государственную казну попадало 32%, собственникам земли доставалось 24%, посредникам – 9%.

Вплоть до Первой мировой войны активность терского войска в нефтяном бизнесе росла по экспоненте. Так, если в 1903 году на казачьих землях было добыто 32 млн. пудов нефти, в 1907-м эта цифра увеличилась до 38 млн., а в 1911-м году составила рекордные 74 млн.
В целом роль Казачьего войска в нефтедобывающей промышленности была довольно узкой и по сути ограничивалась сдачей в аренду земельных участков. Многие исследователи уверены, что если бы казачество не вело себя как паразитирующая структура, а возвращало бы хоть часть вырученных с аренды денег обратно в нефтяную отрасль, то государство от этого бы многократно выиграло.

Нефтедобыча на Кавказе нуждалась в реформах, чтобы избавить эту отрасль от рентовой зависимости и сделать привлекательной для отечественных и иностранных инвесторов. В частности, предприниматели требовали от казаков увеличения срока аренды земли, чтобы получать больше возможностей на возврат затраченных на нефтедобычу вложений. Однако казачество всячески тормозило этот процесс, заявляя, что вопросы изменения аренды нужно рассматривать исключительно в интересах терского войска.

И все же к нефтеразработкам на Кавказе привлекались западные инвесторы, одним из них был Альфред Нобель. К слову, часть заработанных «Товариществом братьев Нобель» нефтяных денег составила образованный впоследствии фонд Нобелевской премии. Но вскоре грянула Первая мировая война, за ней революция и нефтяная промышленность на Кавказе, сильно истощенная бесконтрольной добычей, надолго пришла в упадок.