06/04/18
soldati-russian.ru
Снайперши «Белые колготки»: существовали ли они на самом деле

Об отряде прибалтийских спортсменок-биатлонисток, которые стали зарабатывать себе на жизнь в девяностые годы, убивая русских солдат в горячих точках СНГ, стало известно во время Первой и Второй Чеченских войн. Их описывали, как белокурых бестий, наёмниц, которые отличаются жестокостью к врагам, ненавидят русских, а в свободное «от работы» время носят обтягивающее белое трико, из-за которого они и получили свое прозвище.

Российские политтехнологи считали появление слуха о «Белых колготках» ловким пропагандистским ходом по стравливанию народов, отсылавшим советских еще людей к воспоминаниям о зверствах нацистов.

Были и небыли

Но существовали ли они на самом деле? До сих пор на военных форумах встречаются рассказы, начинающиеся со слов: «Я знал командира, который захватил снайпершу» и повествующие о расправе над наёмницей. Причем в захватывающих историях присутствуют то БТРы, то вертолет, однако никто и никогда не говорит: «Я видел», «я присутствовал». Хотя, конечно, делать этого и не стоит, так как в Чечне проходила контртеррористическая операция и признавшиеся в расправе рискуют попасть под уголовное дело. Кстати, многие рассказы посетители форума быстро развенчивают, замечая несоответствия и несостыковки в изложении.

По слухам, снайперши появились сначала в Нагорном Карабахе в 1992 году, и именно там их не только видели, но и якобы брали в плен, правда, официального подтверждения этому нет. Историк Владимир Пряхин, уроженец Карабаха, поведал журналистам, что одну снайпершу действительно убили, но она была русской, из Ростова, и «снял» «воительницу» её же ученик.

После Карабаха «Белые колготки» появятся в Осетии, затем в Приднестровье,  Абхазии, Чечне и даже Югославии. Исследователи вопроса ссылаются на газету «Псковские вести», в которой в 1995 году было опубликовано интервью военного, лично видевшего, как поймали снайпершу из отряда. Однако газеты такой сейчас в Пскове нет, а значит, и проверить информацию невозможно.

И все-таки они были

Да, женщины-снайперы в самом деле участвовали в военных конфликтах СНГ в качестве наемников. Об этом свидетельствует уголовное дело, возбужденное против пойманной в Чечне наёмницы Лены (Лолиты). Однако родилась она не в Прибалтике, а под Полтавой. Находясь в отряде террориста Басаева, принимала участие в атаке боевиков на Первомайское и Кизляр. Журналистка «Московского комсомольца» Елизавета Маетная, специально приезжала к осужденной в колонию для беседы. Но Лена говорить с ней о боевом прошлом отказалась, зато разоткровенничалась, как собиралась торговать шмотками, закупая их в России.

Елизавета Маетная приводит сведения, подтвержденные сотрудниками спецслужб, о том, что в карманах убитых боевиков в Чечне находили записи, содержащие учет зарплаты снайперш. Например, такие: «Фатима – 170 т.р, Оксана – 150 т.р., Лена – за двух разведчиков – 30 т.р.». Но здесь неясно: если эта информация относится к 1994 году, то цифры слишком маленькие, а если к периоду после деноминации — слишком большие.

Начальник центра связей с общественностью ФСБ РФ Александр Михайлов признавался журналистам, что оперативных данных о «Белых колготках» было много, однако он отрицал существование отряда, потому что снайперы – товар штучный, к тому же задержанных женщин отнести к кому-либо отряду невозможно, если они без оружия и в гражданской одежде. Генерал-полковник Геннадий Трошев в книге «Чеченский дневник окопного генерала» отмечал, что боевики в основном были арабами, выходцами из Среднеазиатских республик, но попадались даже негры, была и «снайперша из Прибалтики».

В 2006 году агентство «Лента.ру» сообщало, что террорист из Беслана Казбек Мисиков дал показания, в частности, и о том, что среди бандитов в школе Беслана была светловолосая женщина-снайпер и человек с прибалтийским акцентом, причем в какой-то момент женщина, надев медицинский халат, скрылась в неизвестном направлении. Данную информацию подтвердил журналистам «Российской газеты» Станислав Кесаев – вице-спикер парламента Алании (РГ, 2005 г., №12).

Руководивший группой Управления спецопераций ФСК Сергей Шаврин рассказывал журналистам РГ о наёмнице из Санкт-Петербурга (РГ от 16 декабря 2005 г.). А Сергей Ястржембский 17 февраля 2000 года поделился с представителями СМИ сведениями о том, что разведка располагает доказательствами, что на стороне террористов воюют наёмницы. В 2000 году «Интерфакс» в 2000 году писал о сдавшейся в плен снайперше Фатиме, а «РБК daily» 31 марта 2001 года - о женщине-снайпере из Таджикистана, которая орудовала в Грозном и однажды, заняв боевую позицию, вышла в эфир с советом российским военным поберечь детородные органы: наёмница была убита при попытке к бегству.

Шанс поймать их еще существует

Как видите, ни одна прибалтийская наёмница в поле зрения правоохранительных органов России так и не попала. Но шанс поймать воинственных амазонок все еще есть. Известно, что: на Донбассе в ВСУ служат снайперши из украинского «Правого сектора»*, а, например, под Саур-Могилой в июле 2014 года была убита наёмница из Польши (портал «Васильевъ градъ»), под Иловайском - наёмница из Белоруссии - некая Наташа.

9 апреля 2017 года представитель Народной милиции Луганской народной республики подполковник Андрей Марочко информировал прессу о том, что в район конфликта переброшены наёмницы из Латвии, Литвы и Польши. Полковник Эдуард Басурин (ДНР) сообщил, что «отмечено прибытие в район Майорска нескольких снайперских групп..., вооруженных винтовками иностранного производства».

*Правый сектор (запрещенная организация на территории РФ)