26/06/18
«Советские душманы»: почему дезертиры из СССР становились моджахедами

В СССР их называли душманами, в мире они известны, как моджахеды. Все 10 лет Афганской войны они противостояли нашим воинам-интернационалистам. Однако с ними не только воевали, но и договаривались.

Разношерстный противник

Душманы (в ираноязычной среде «неприятель» или «злодей») как вооруженное формирование появились сразу после ввода в Афганистан советских войск. Все началось с небольших отрядов ополченцев, которые к концу 1980-х превратились в 250-тысячную группировку, исправно снабжаемую оружием из Пакистана, США, Ирана, Египта и Китая.

По свидетельству воинов-интернационалистов, моджахеды были вооружены до зубов. Их излюбленной манерой было ежечасное обстреливание советских позиций. Канонада не прекращалась даже ночью. В такой ситуации, как говорили советские военные, приходилось спать в обнимку с автоматом.

Как и следовало ожидать, такая огромная армия боевиков не смогла стать сплоченным движением: разбившись на десятки мелких соединений по национальному (пуштуны, хазарейцы, нуристанцы, таджики, узбеки) или религиозному (шииты, сунниты, исмаилиты) принципу, они воевали не только с советскими войсками, но и между с собой.

Одним из самых серьезных противников для советских войск стал полевой командир Ахмад Шах Масуд. Против него предпринималось 9 масштабных военных операций, и все они имели лишь частичный успех. Шах Масуд вошел в число немногих влиятельных моджахедов, которые потом согласились на перемирие с советским командованием.

Верблюды им в помощь

Для транспортировки из Пакистана оружия, боеприпасов и снаряжения душманы использовали верблюдов. Сопровождала караваны специальная кавалерия. Передвигались они преимущественно ночью, чтобы не попадать в поле зрения застав правительственных сил. Атаковать такие колонны было непросто.

Как только передовой отряд всадников замечал противника, душманы сгоняли верблюдов в кучу, создавая из них мощный заслон. «Пулемет их не брал – на каждом верблюде было по полтонны тюков», – рассказывал один из советских афганцев. Позднее наши военные силами отрядов специального назначения начали успешно использовать тактику засад на пути следования караванов.

Во время ликвидации перевозивших оружие бандформирований удавалось захватывать лошадей. Животные были не только хорошо обучены езде под седлом, но и не боялись стрельбы и взрывов. В 154-м отдельном отряде специального назначения из афганских лошадок даже создали кавалерийский взвод, однако вскоре по распоряжению командования вынуждены были прекратить «неуставщину».

Договориться можно

Как известно, в Афганистане специалисты из СССР построили обширную инфраструктуру. Одной из важнейших ее частей было газовое месторождение возле Джаузджана. В 1986 году на охрану этого объекта был направлен сотрудник Ульяновского КГБ майор Николай Комаров. Перед ним поставили задачу примирить душманов с властью и пресечь диверсии на газопроводе.

Пришлось договариваться с моджахедами. Многие полевые командиры отказывались идти на контакт, однако были и сговорчивые. Среди них был главарь одной из банд Джафар, по словам Комарова, «гордый воин». После серии безуспешных попыток заключить с ним соглашение майор было списал его со счетов, как неожиданно получил от него подарок. Это был «метровый толстолобик» – знак того, что моджахед готов на компромисс.

Имя другого главаря Комаров не называет, но путь к перемирию с ним был не менее своеобразным. Майор прибыл на переговоры один и без оружия. Его усадили за стол, завязалась беседа. Вдруг моджахед взял грязной рукой горсть плова и поднес ее ко рту Комарова – тому пришлось проглотить рис. И это означало, что сделка заключена.

Избирательный подход

Попадая в плен к моджахедам, советские солдаты понимали: чтобы выжить, нужно надеяться на чудо. Кроме невыносимых условий содержания, жесточайших пыток и подсаживания на наркотики их ждало испытание Кораном. Охранники принуждали пленных заучивать суры, причем если при их воспроизведении допускались ошибки, несчастного солдата до крови избивали палками.

Узников со званием моджахеды предпочитали отдавать западным спецслужбам. Так поступили с командиром 90-го отдельного авиационного штурмового полка Александром Руцким. Катапультировавшемуся со сбитого самолета летчику предстояло пережить плен, подвешивание на дыбу, а затем перевод на территорию Пакистана, где им занялись представители ЦРУ.

Некоторых заключенных душманы подвергали особенно мощной идеологической обработке. К 1989 году советское командование смогло освободить из плена 88 военнослужащих. Как показала дальнейшая проверка, 8 из них оказались завербованными противником для ведения на территории СССР разведывательной деятельности.

«Советские душманы»

К душманам присоединялись не только советские пленные, но и перебежчики. Не желая возвращаться назад, они сами становились моджахедами. Среди них был Сергей Красноперов, который сбежал к противнику от издевательств сослуживцев. По словам солдата, при полном безучастии командиров он подвергался всяческим унижениям со стороны товарищей, а вот «духи» в отличие от своих его приняли.

Перебежчик поработал ремонтником, охранником, сблизился с муллами, выучил язык и принял ислам. «Я осознал, что на самом деле Бог один, просто Иисус и Мухаммед – посланники разной веры», – говорил Красноперов. Позднее новоиспеченный моджахед женился на афганке, завел детей – и вскоре от местного его было не отличить.

Судьба другого перебежчика, которого называют «Рядовой Д», была схожей. Ремонтировал оружие, охранял главаря банды, женился на местной девушке. Но дальше он пошел по другому пути. «Рядовой Д» принимал активное участие в истязаниях советских пленных, шокируя своей жестокостью даже душманов. Он без промедления казнил своего тестя, заподозрив его в симпатиях к русским. Позднее изменник попал в руки советской контрразведки и был расстрелян.