21/11/18
Танковая битва под Прохоровкой: какие остались вопросы

Долгое время бой 12 июля 1943 года у станции Прохоровка на железной дороге Курск—Белгород считался самым крупным танковым сражением Великой Отечественной войны и поворотным пунктом в ходе Курской битвы.

Установленные факты

В последние тридцать лет были открыты многие архивы, и ряд прежних оценок подвергся пересмотру. Ход сражения под Прохоровкой, решения советского командования, потери сторон – всё это изучено подробно. Большинство расхождений историков касаются деталей.

Основных установленных фактов можно выделить шесть. В-первых, Прохоровское сражение возникло в результате приказа Ставки Верховного Главнокомандующего, отданного командующему 5-й гвардейской танковой армией Воронежского фронта генералу Ротмистрову произвести контрудар по наступающим войскам 2-го танкового корпуса СС. Командующий Степным фронтом, в состав которого входила эта армия, генерал Ватутин, был лишь передаточной инстанцией. Контрудар был приурочен к началу перехода в наступление под Орлом войск Брянского и Западного фронтов.

Во-вторых, контрудар не достиг намеченной цели, то есть разгрома наступающей немецкой группировки. В-третьих, советские войска в полосе контрудара имели превосходство (примерно двукратное) в количестве танков над немцами. В-четвёртых, советские войска в ходе Прохоровского боя понесли потери, в несколько раз превышающие потери немцев. В-пятых, общее число танков, участвовавших в Прохоровском сражении, не превышало в сумме 1300 у обеих сторон. Так что это не самое крупное столкновение танковых войск во Второй мировой войне. В-шестых, не Прохоровская битва остановила немецкое наступление на Курск, но вся совокупность военных действий, происходивших в это время не только на различных участках Курской и Орловской дуг линии фронта, но и на других театрах войны. Например, начавшаяся 10 июля высадка англо-американских войск на юге Италии.

Между историками продолжаются споры, в которых уточняется точное число потерь сторон. Идут дискуссии о том, что конкретно следует считать битвой под Прохоровкой, каковы её географические рамки? Потому что в этот день, 12 июля, шли бои по всему фронту. Только ли это встречный бой между двумя корпусами 5-й гвардейской танковой армии Ротмистрова и двумя дивизиями танкового корпуса СС? Или сюда надо включить какие-то соседние соединения?

Помимо этого остаются некоторые более принципиальные вопросы.

Кто победил под Прохоровкой

Прежде всего, как оценивать итоги Прохоровского сражения? Понятно, что не приходится говорить, как раньше: мол, оно стало переломным в ходе всей Курской битвы и чуть ли не всей Великой Отечественной войны. Понятно также, что Красная Армия не одержала в нём явной победы. Но можно ли считать итоги Прохоровского боя победой немецкой армии?

Валерий Замулин, выпустивший в 2005 году подробное исследование Прохоровской битвы, считает, что нельзя. Ведь после 12 июля, несмотря на огромные потери советских войск под Прохоровкой, немцы были вынуждены отказаться от продолжения наступления. Вот что пишет историк: «Противник, так и не сумев прорвать третью (тыловую) полосу обороны советских войск, пытался решать частные задачи с целью нанести максимальные потери обороняющимся и обеспечить наилучшие условия для последующего вывода своих главных сил из района вклинения».

И главный вывод, к которому он приходит: «Хотя контрудар [советских войск] не достиг поставленной цели, противнику был нанесён такой урон, что он вынужден был отказаться от своих намерений продолжать наступление. Это главный итог танкового сражения 12 июля».

Почему немцы прекратили наступление

Однако многие с ним не согласны. Если перед началом Прохоровского сражения соотношение сил между советскими и немецкими войсками в этом районе было примерно 2:1, а потери танков в ходе самой битвы относятся как 2,5:1, то после неё соотношение сил должно было стать более благоприятным для немцев. Причём такие цифры указывает сам Замулин, а другие историки приводят данные, говорящие про ещё более неблагоприятное для Красной Армии соотношение потерь.

И если после Прохоровского сражения, несмотря на относительно удачный его исход для немцев, они были вынуждены перейти к обороне, то, очевидно, вследствие не самого этого сражения, а по иным обстоятельствам. Конкретно же Прохоровскую битву приходится считать тактической победой немцев.

В основе решения Гитлера об отмене операции «Цитадель» могли лежать следующие обстоятельства, не имевшие отношения к ходу и результату Прохоровского боя. Прежде всего, это явная неудача наступления немецких войск на Курск с севера. В этих условиях продолжение наступления с юга становилось бессмысленным: оно не приводило к окружению советских войск под Курском, а напротив – подставляло южную группировку немцев под удар.

Далее, это начавшееся в тот же день, 12 июля, наступление советских войск против всей орловской группировки противника. И, наконец, открытие союзниками нового фронта в Сицилии. Роль всех этих факторов остаётся дискуссионной. Но их совокупное действие, считают оппоненты Замулина (например, Борис Соколов), было достаточным для принятия решения о прекращении наступления группы армий «Юг» на Курск даже после удачного для немцев исхода Прохоровского сражения.