10/09/18
Территории России, которые Китай считает своими

Аналитики считают, что взгляды России и Китая на то, как должен выглядеть современный мир, совпадают. Кроме политического взаимодействия страны добились больших успехов в торговом, инвестиционном и военно-техническом сотрудничестве. Однако кажущиеся безоблачными отношения России и Китая могут осложнить территориальные споры.

Неспокойное соседство

Взаимоотношения между Россией и Китаем берут начало с XIII века, когда оба государства входили в состав Монгольской империи, однако, впервые территориальный вопрос в двусторонних отношениях возник в конце XVII века. Тогда военное превосходство Китая заставило Московское государство отказаться от Приамурья и крепости Албазин по Нерчинскому договору 1689 года. После этого на границе почти 200 установился покой. В 1858 году ситуация изменилась: Китай вел войну против Великобритании и Франции, страну сотрясало восстание тайпинов, чем воспользовалась Российская империя, выдвинув свои территориальные претензии. Китай не располагал ресурсами для решения этого вопроса и был вынужден пойти на уступки.
С разницей в два года были составлены Айгунский договор 1858 года и Пекинский трактат 1860 года. Согласно этим документам левобережье Амура от реки Аргуни до устья отходили к русским, а Уссурийский край признавался общим владением вплоть до определения границы. Условия, в которых были подписаны оба договора, дали китайскому руководству повод называть их «неравноправными».

Впрочем, так китайские историки называли все невыгодные договоры. Считалось, что они навязаны Китаю европейскими державами путём давления и дипломатического шантажа. Идея борьбы за их отмену стала одной из основных идеологических баз для китайского правительства как до, так и после Синьхайской революции. Первая попытка пересмотра была сделана уже в начале XX века: на реке Амур китайцы пытались оспорить принадлежность нескольких островов и хуторов. В основном, такие споры удавалось решить в пользу России.

Ещё раз пересмотреть условия «неравноправных договоров» попыталось уже коммунистическое правительство во главе с Мао Цзедуном в 1964 году, когда начались работы по демаркации границы. Хотя Советы были готовы отказаться от «неравноправности», требования китайской стороны оказались ещё более значительными. Они включали остров Тарабаров и Большой Уссурийский.
Несмотря на очевидную беспочвенность таких претензий, дипломаты Поднебесной продолжали настаивать на своём. Дело в том, что территориальные претензии к соседним государствам стали в 1960-е гг. неотъемлемой частью внутриполитической борьбы в Китае. В ходе Культурной Революции Мао Цзедун стремился вернуть себе власть в партии, указав на внешних и связанных с ними внутренних врагов страны. Официальный печатный орган Коммунистической партии Китая «Жэньмин Жибяо», требовала возвращения Поднебесной не только Монголии, но и всего Приамурья, Уссурийского края, а также некоторых территорий на Алтае.

Конфликт на острове Даманский, в ходе которого обе стороны понесли значительные потери, надолго отложил решение территориальных споров между двумя странами. Только 16 мая 1991 года было подписано соглашение «О советско-китайской границе в её восточной части». В 1992 году, когда договор вступил в силу, у России и Китая появилась возможность окончательно установить и демаркировать границу. В ходе урегулирования территориальных споров с Китаем по нескольким двусторонним соглашениям в 1992-2008 гг. Россия передала Поднебесной остров Даманский, остров Тарабаров, часть территории острова Большой и западную часть острова Большой Уссурийский. Стоит отметить, что острова находятся в непосредственной близости от Хабаровска и имеют стратегическое значение. Однако эта уступка позволила демаркировать не только восточную часть российско-китайской границы, но и полностью определить прохождение её западной части с республикой Алтай.

Возможен ли пересмотр границы

В условиях укрепления российско-китайского сотрудничества сложно представить, что из-за исторических претензий может разгореться серьёзный конфликт. Действительно, Китай активно распространяет своё влияние на российском Дальнем Востоке. «Мягкая сила» Поднебесной выражается здесь в прямых иностранных инвестициях, предприятиях, миграции и торговле.
В 2016 году товарооборот Дальневосточного Федерального округа с КНР составил 6 млрд долларов. Министерство по развитию Дальнего Востока считает экономическое сотрудничество с Китаем важным фактором развития Дальнего Востока.

По мнению специалистов «Карнеги-Центра», экономическая экспансия Китая на Дальнем Востоке вызывает озабоченность у российского руководства и осложняет осуществление совместных проектов. При этом, несмотря на значительную «мягкую силу», китайская сторона не считает возможным военное противостояние с Россией за возвращение «Цинского наследия».
В 2013 году Департамент военной стратегии Китайской академии военных наук выпустил Третье Издание «Наука военной стратегии». Китайские специалисты подробно изучили вооруженный силы современной России, а также военно-промышленный комплекс страны. По мнению китайцев, Россия – мощная военная держава, готовая пойти на применение силы для защиты своих интересов и территориальной целостности, в том числе и на Дальнем Востоке.
Кроме того, надёжной гарантией неприкосновенности границы служат два соглашения: «об установлении мер военного доверия в приграничных районах» 1996 года и «о взаимном сокращении вооружённых сил в приграничных районах» 1997 года. Важно отметить, что в тексте договора 1996 года содержится обязательство соблюдать соглашения о российско-китайской границе. Таким образом, в руках Китая на сегодняшний момент остался лишь один инструмент восстановления небольших частей «Цинского наследия»: попытки изменить течение рек. Однако о возвращении всего Приамурья, части Алтая и Уссурийского края говорить не приходится.

Скрытая угроза

В 2001 году в ходе визита председателя КНР Цзян Цзэминя в Москву был подписан Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, в котором обе стороны признавали, что между ними нет никаких территориальных споров. Дальнейшее урегулирование по вопросу границы происходило в духе взаимного согласия, а передаваемые территории не были столь значительными по площади.
С точки зрения международного права, граница между Россией и КНР имеет статус урегулированной, то есть отсутствуют какие-либо основания для её пересмотра. То есть Китай не заявляет никаких притязаний на Приамурье. Однако история показывает, что официальная позиция КНР на международной арене и «для внутреннего пользования» может значительно различаться.

Такой позиции придерживается государственный «Айгунский музей» в городском округе Хэйхэ, месте подписания Айгунского договора 1858 года. В музее, закрытом для посещения русскими туристами, рассказывается об условиях, а которых подписывались «неравноправные договоры», а также о «зверствах русских», учинённых при высылке китайцев из Благовещенска в 1900 году. А китайские учебники истории и исторические и географические атласы обязательно содержат упоминания о «неравноправных договорах» с Российской империей, в них земли на Дальнем Востоке России называются «историческими владениями династии Цин».