18/03/17
Террористы Бразинскасы и подвиг бортпроводницы Надежды Курченко

Человек с именем Пранас мог бы заняться созидательным трудом, но в историю советской земли литовец Бразинскас вошел в качестве первого угонщика самолета за рубеж с территории СССР.

Начало

Ранним октябрьским утром 1970 года на борт пассажирского самолета АН-24Б подняли вместе с другими пассажирами отец и сын. Они сели рядом, в одном ряду, как это обычно бывает, когда летят в дальний путь близкие родственники. В Советском Союзе было все основано на теории добра.

Никто из летевших пассажиров злополучным рейсом №244 Батуми-Сухуми-Краснодар не мог предположить, что озлобленный литовец – советская власть принесла тюрьму, пятилетнее наказание за спекулятивные сделки и угрозу повторного ареста – задумал страшное. С собой отец и сын пронесли незаметно оружие – пистолеты, обрез и гранаты. Все это, а также валюту - тысяч долларов – они смогли беспрепятственно купить на действующем «черном» рынке в городе. Сначала Пранас хотел захватить корабль и плыть в Турцию, но потом решил, что самолет – это надежнее.

Захват самолета

После взлета из аэропорта Батуми, когда самолет набрал высоту 800 метров, Пранас, одетый в форму советского офицера, в 12.40 подозвал к себе бортпроводника Сухумского авиаотряда Надежду Курченко. Она летела в последний раз: ей предстояло после этого рейса пройти обучение в авиационном институте, а через три месяца у нее должна была состояться свадьба. Ничего не подозревающая 19-летняя девушка в темно-синей форме с приветливой улыбкой подошла к пожилому человеку и с удивлением услышала от него просьбу передать командиру экипажа конверт. В нем был вложен отпечатанный заранее на машинке лист бумаги следующего содержания: «Приказ №9. Приказываю лететь по указанному маршруту. Прекратить радиосвязь. За невыполнение приказа – Смерть» Надежда машинально взяла конверт с запиской и пошла по направлению к кабине пилота В ее работе – она летала уже больше полутора лет – такой просьбы никогда не было. Как действовать в таких ситуациях, их не обучали. В этот момент Парнас встал и громко на весь салон заявил, что советской власти пришел конец.

Гибель 19-летней бортпроводницы Нади

Услышав зловещие слова, Надежда побежала по салону с пронзительным криком о том, что происходит нападение. Пранас мгновенно выхватил из-под пиджака обрез ружья и побежал вслед за ней. Он выстрелил в нее, когда она отчаянно встала на его пути, преграждая дорогу в кабину пилотов – Надежда упала. Она еще прожила немного и умерла на глазах ошеломленных 44 пассажиров (в их числе было 17 женщин и один ребенок), которые услышали потом несколько выстрелов в кабине пилотов.

Пранас, разъяренный от ненависти расстреливал в упор членов экипажа. К нему на преступную подмогу подоспел и сын.

Три члена экипажа – ранены, один - нет

Командир Георгий Чахракия получил тяжелое ранение в позвоночник, бортмеханик Оганес Бабая - в грудь, штурман Валерий Фадеев - в легкие. Второму пилоту Сулико Шавидзе повезло – по счастливой случайности он ранений не получил. Но, как потом признались террористы, они целенаправленно расстреляли всех членов за исключением одного пилота, - он был нужен для ведения самолета. Так что эта случайность для Шивидзе не была счастливой. Ему выпала тяжелая моральная участь видеть, как стонут в боли его дорогие товарищи. А террористы тем временем взяли окончательно власть на самолете в свои руки. Пранас приказал лететь на юг, на Трабзон и не входить в облака. Трабзон – теплый турецкий неизвестный пока для террористов город манил их в мечтах, когда они планировали свой преступный замысел в своем родном прибалтийском городке. Жесткий и волевой отец полностью подчинил себе волю своего малолетнего сына-подростка и с легкостью смог внушить идею преступления. Сын во всем поддерживал отца и был в то время его надежным тылом.

Песенка террористов о сожженном доме

В случае неповиновения, Пранас яростно кричал, что самолет он взорвет вместе с пассажирами и с собой. Один из пилотом смог включить сигнал бедствия SOS, но время было уже упущено и самолет вошел в турецкое воздушное пространство.

Чтобы скоротать время и поддержать в себе яростный дух, отец с сыном дуэтом пели на литовском языке песенку о том, что теперь их домом стал лес, а надежным другом – винтовка потому, что врагами был сожжен родной дом. Самолет смог благополучно приземлиться – техника выдержала испытание на прочность. Чего о людях нельзя было сказать. Получившие тяжелые ранения члены экипажа смогли получить действенную медицинскую помощь и остались в живых, но остались инвалидами и попрощались со своей работой навсегда. Надежду Курченко похоронили в Сухуми, но после начавшейся там войны, мама Надежды написала письмо Президенту СССР Горбачеву и добилась перезахоронения дочери на родине в Удмуртии, в Глазово. По мотивам трагических событий на киностудии имени Александра Довженко был снят пронзительно-нежный фильм «Абитуриентка» о судьбе бортпроводницы Надежды Курченко. О судьбе Пранаса Бразинскаса никто фильмов не снимал. Жизнь уготовила сценарий, что и не каждый писатель придумает.

Сын убил отца гантелей

Террористы не смогли добиться для себя того счастья и той свободы, о которых они мечтали долгое время. Сначала Пранас стал диссидентом, потом вместе с сыном они перебрались в Америку, но и эта земля для них не стала родной. Обозленный неудачами в жизни и желая отомстить отцу за поруганные молодые годы, сын Пранаса, которого он считал самым надежным и самым родным по духу, взбунтовался и в порыве ярости в 2002 году нанес своему отцу несколько смертельных ударов гантелей, оказавшихся для него смертельными. Сын в свое оправдание говорил о том, что 77-летний отец-старик принял его за агента КГБ и напал на него, а он с помощью гантели оборонялся. Мать Надежды спустя 30 лет дождалась возмездия.

Самолеты стали охранять

После этого преступления была пересмотрена система наказаний, введена новая статья уголовного кодекса «Угон воздушного судна», а доверие между пассажирами и экипажем было уничтожено – введенные металлодетекторы и предполетный досмотр не смогли возвратить утраченные навсегда ценности.

исправить оишбку