21/06/18
Торговая война: кого хочет разорить США

Введение таможенных пошлин и ограничение импорта за последние 50 с лишним лет стали визитной карточкой экономической политики США. Из года в год под прицелом американцев оказываются то французское спиртное, то немецкие или японские автомобили. Однако иногда в своих торговых войнах Штаты решаются даже на противостояние со всем миром.

Война с переменным успехом

После того, как президент США Дональд Трамп объявил о намерении ввести таможенные пошлины на сталь, алюминий, а затем и на китайские товары, эксперты в один голос начали предупреждать не только о грядущих торговых войнах, но и о новом экономическом кризисе. Среди пророков было немало как политиков из американского, европейского и китайского лагерей, так и экспертов, учёных.

В их числе был и лауреат Нобелевской премии по экономике Роберт Шиллер. Он убеждён, что ограничения в торговле, вопреки благим ожиданиям Трампа, могут нанести удар по американскому бизнесу. А далее, как показывают события 2007-2008 годов, совсем недалеко до мировых потрясений.

Впрочем, история знает не мало примеров торгового противостояния Штатов с другими странами, и пока ни один из них не заканчивался глобальным кризисом. Ещё в середине XX века Вашингтон взял курс на захват внешних рынков. Их настоящий передел начался после Второй мировой войны, когда на мировую арену вышли две сверхдержавы – США и СССР, а силы европейских колониальных империй сильно пошатнулись.

Будучи ведущей индустриальной экономикой, Соединённые Штаты рассчитывали заполонить весь мир своими товарами. Способствовало американской экспансии в том числе создание в 1948 году Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ). Организация следила за свободой торговли и не разрешала странам-участницам закрывать доступ на свою рынки с помощью заградительных мер. Всё это было на руку Вашингтону, который всегда мог пожаловаться в ГАТТ, если кто-то начинал бунтовать против нашествия американской продукции.

Именно так развивалась «цыплячая война» между США и Европой на рубеже 50-60 годов прошлого века. Американские производители в то время активно наращивали куриный экспорт в Старый Свет. За три года – с 1959 по 1961 – он увеличился с 19 до 50 миллионов долларов. Когда же страны Европейского экономического сообщества решились положить конец экспансии заокеанских кур и подняли таможенные тарифы, Штаты пожаловались в ГАТТ. Организация, естественно, признала правоту американцев. И хотя европейцы отказались отменять ограничительные меры, им пришлось мириться с дополнительными пошлинами на французское вино и продукцию голландской химической промышленности. По сути, «цыплячая война» тогда закончилась ничем, но именно она начала серию торговых войн США и Европы.

Не менее яркой является история противостояния Соединённых Штатов и Японии. Японцы, формально придерживаясь правил свободной торговли, использовали различные юридические ухищрения, благодаря которым они в итоге смогли потеснить американцев на своём рынке. Например, в ход активно пускались различные стандарты, которым товары из США как правило не соответствовали. Когда же Вашингтон за счёт давления добивался уступок от Токио, американским производителям разрешали увеличить, например, импорт говядины, которая залёживалась в магазинах, потому что население Страны восходящего солнца предпочитало морепродукты.

Не менее ловко Япония вела себя на американском рынке. Так, сделав ставку на малогабаритные экономичные машины, после нефтяного кризиса 1973 года производители потеснили грандов автопрома США. Не меньшей популярностью среди жителей Штатов со временем начала пользоваться японская техника.

А уже к концу второго тысячелетия главной головной болью Соединённых Штатов стал Китай: произведённые в Поднебесной товары буквально завалили американский рынок. В итоге уже самому Вашингтону не раз приходилось обороняться от агрессивных торговых партнёров.

Один в поле не воин

Пересмотр экономических отношений США с другими государствами из-за отрицательного торгового балансы был одним из центральных тезисов избирательной кампании Трампа в 2016 году. Основная критика с его стороны была адресована Пекину. Так, кандидат в президенты называл Китай валютным манипулятором и обвинял его в недобросовестной торговли. Однако доставалось от него также Канаде и Мексике. Политик активно выступал за пересмотр Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА), поскольку оно, по его мнению, являются невыгодными.

Торговые отношения США с партнёрами действительно носят нездоровый характер. По данным американского Департамента торговли, сальдо торгового баланса находится на отрицательной территории уже более 25 лет, и «минус» увеличивается из года в год. Минимальное значение показателя было зафиксировано в 2006 году, когда дефицит торгового баланса достиг 761,7 миллиарда долларов, хотя еще десять лет назад он был равен 104 миллиарда. По предварительным данным, в 2017 году дефицит составит 568,4 миллиарда. Таким образом, его динамика в течение пяти последних лет является исключительно отрицательной.

Наибольшая разница между импортом и экспортом наблюдается в торговле США с Китаем: в 2016 году – 77,7 миллиарда не в пользу американцев. В том же году дефицит баланса был зафиксирован в торговле с Францией, Германией, Италией. Страны Евросоюза в целом поставляют в Соединённые Штаты товаров на 26 миллиардов больше. Не в пользу Штатов идёт торговля с Индией, Японией, Южной Кореей и Мексикой.

В понимании Трампа все эти страны вредят национальной безопасности США. А потому для президента, который открыто говорит о необходимости протекционизма, они в перспективе могут стать оппонентами в торговой войне.

Первые шаги в этом направлении глава американского государства уже сделал. После победы на выборах он чуть ли не первым делом отказался от Транстихоокеанского партнёрства. Затем, через год после инаугурации, Белый дом сообщил об установлении очередных пошлин – на импорт стиральных машин и солнечных батарей. Спустя месяц президент объявил о введении пошлин на сталь и алюминий – по 25% и 10% соответственно, которые, по задумке, должны коснуться практически всех стран.

Однако воплотить последнее в реальность оказалось не так-то просто. Во-первых, основные партнёры пригрозили США ответными и довольно болезненными мерами. В итоге Трамп, и так находящийся под внутриполитическим давлением, был вынужден учитывать мнение противников торговых войн, которых в администрации оказалось довольно много. Ну а во-вторых, сами американские компании были не в восторге от желания президента жёсткими методами защитить их интересы: решение главы государства негативно сказалось на их капитализации.

В результате намерение ввести пошлины на металлы отчасти было скорректировано. Сначала исключение было сделано для Мексики и Канады. Затем Трамп приостановил введение ограничительных мер в отношении основных партнёров – ЕС, Австралии, Аргентины, Бразилии и Южной Кореи. Взамен Белый дом ожидает, что страны снимут торговые барьеры для американской продукции или увеличат взносы в НАТО.

После этого основными жертвами пошлин на металлы со стороны Вашингтона оказались Москва и Пекин. Причём против последнего президент США решил ввести более масштабные ограничения. Так стали очевидны противоборствующие стороны новой торговой войны.

Россия уже обратилась с жалобой на действия Штатов во Всемирную торговую организацию (ВТО). Китай также присоединился к иску. Кроме того, Пекин в ответ объявил о намерении ввести сборы более чем со 120 американских товаров.

[irp]

Борьба сторон наверняка затянется. В одном только ВТО сторонам отводится более двух месяцев на урегулирование спора до рассмотрения дела. Ситуация за это время, конечно, может измениться в лучшую сторону. Однако и исключать того, что Трамп развяжет новые войны, нельзя. Претензии к Евросоюзу, Японии и странам НАФТА у американского президента по прежнему остаются.