25/02/18
У кого русские учились воевать

Противник на войне является одновременно учителем войны. В этом плане русские до конца XVI века много заимствовали у татар, литовцев, поляков, шведов, прибалтийских немцев. К концу Ливонской войны при царе Иване Грозном в русской армии числилось около 5 тысяч иностранных наёмников – преимущественно из военнопленных и перебежчиков (поляков, немцев, шведов, датчан и т.д.). Но первый целенаправленный наём, как мы бы сейчас сказали, иностранных военных специалистов и советников на русскую службу, в том числе с целью обучения русских воинов иноземным ратному строю и приёмам боя, относится к XVII веку.

Первые полки иноземного строя

Когда в 1609 году племянник царя Василия Шуйского князь Михаил Скопин-Шуйский формировал войско, чтобы идти на помощь Москве, осаждаемой казацкими отрядами второго Лжедмитрия, то впервые в России предпринял его обучение и организацию по иноземному образцу. Руководил этим делом швед Кристофер Зомме. В основу были положены принципы организации и тактики голландских войск того времени.

Во время войны с Польшей в 1613-1619 гг. в русской армии были сформированы отдельные воинские части из перешедших на русскую сторону шотландских и ирландских наёмников, служивших в польской армии, общим числом около 130 человек (среди них был предок Лермонтова). Понимая необходимость заимствования иностранного военного опыта, в Москве в 1624 году организуют Иноземный приказ, ведавший призывом иностранных специалистов на военную службу.

В русском войске появляются офицеры из Швеции, Дании, различных государств Германии, Шотландии. Шедшая тогда в Европе Тридцатилетняя война предоставила в распоряжение московского правительства богатый контингент военных специалистов. Не всем в России нравились такие нововведения, поскольку иностранные офицеры получали высокое денежное жалованье. Переходя в русское подданство, эти иностранцы получали русское дворянство и поместья.

Готовясь к войне с Польшей за возвращение Смоленска, царь Михаил Романов в 1631 году отправил в Швецию для закупки оружия и найма солдат шотландца Александра Лесли, поступившего на русскую службу в чине полковника. В том же году с аналогичным поручением в Германию был отправлен полковник фон Дам, голштинец по происхождению. Особой инструкцией им предписывалось нанимать в русское войско только протестантов по вероисповеданию и не нанимать католиков. Ещё одним из первых иностранных организаторов русских полков иноземного строя стал в 1632 году протестантский выходец из Франции Шарль де Эбер.

В ходе Смоленской войны 1632-1634 гг. было организовано в общей сложности десять полков иноземного строя – драгунских, рейтарских и «солдатских» (пехотных) – под командованием иностранных офицеров. Признавалось желательным, чтобы число иностранных наёмных воинов в них доходило до одной трети, но это так и осталось пожеланием. Рядовым составом новые полки были укомплектованы почти исключительно из русских. В конце Смоленской войны, в 1634 году, в русской армии началась также организация гусарских полков из перебежчиков с польской службы – преимущественно украинцев. Окончание Смоленской войны привело к роспуску всех этих формирований.

Массовая организация регулярных частей с помощью иностранцев

Но идея продолжала жить. В преддверии новой войны с Польшей в 1649 г. царь Алексей Михайлович учредил Рейтарский приказ, ведавший организацией войска по новым принципам. У истоков этого дела стоял голландский военспец Исаак ван Букховен. В том же году по велению царя был переведён на русский язык голландский воинский устав и напечатан в России под заглавием «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей».

Новая война с Польшей в 1654-1667 гг. стала толчком к созданию значительного большего числа постоянных частей иноземного строя под командой иностранных офицеров. Для их формирования была впервые в истории России введена рекрутская повинность – одного солдата или драгуна брали сначала со ста дворов, в дальнейшем – одного с двадцати. Таким образом, Пётр I не создавал новую русскую армию, он всего лишь возродил принцип, пришедший в забвение при его предшественниках. К концу войны с Польшей около двух третей командного состава русской армии составляли иностранные офицеры.

Это были преимущественно немцы, швейцарцы, голландцы, а также шотландцы. В те времена наёмная военная служба была одним из главных родов занятий для обнищавших дворян мелких государств Германии и для швейцарских горцев. Последние в особенности славились своими воинскими качествами по всей Европе. Среди первых командиров полков иноземного строя в России в 50-60-е годы XVII века немцы – фон Розенбах, фон Штробель, Бауманн, Вормзер, голландцы – ван Зейц, ван Загер, ван Гален, швед Лангемарк, шотландец Патрик Гордон и другие. Подготовкой русской пехоты руководил английский генерал Томас Далейль, роялист, участник гражданской войны в Англии, эмигрировавший (как и Гордон) после победы Кромвеля и казни Карла I.

Таким образом, иностранными учителями русских в военном деле выступили почти исключительно выходцы из Северной и Средней Европы – Скандинавии, Германии, Нидерландов, Британских островов – протестанты по вероисповеданию. Профессиональные качества военных из этих стран были по достоинству оценены в России. Хотя в тот период на первое место в Европе выдвинулась французская армия, но французские офицеры не считались в России достаточно благонадёжными (за исключением гугенотов) из-за своего католического вероисповедания, а России большую часть XVII столетия пришлось воевать с католической Польшей. Да и традиционно к «папежникам» на Москве относились неприязненно. К протестантам степень недоверия всегда была много ниже.

Иностранные офицеры на русской службе в середине XVII века положили начало не только новой организации русской армии, но и подготовке кадров. Под их руководством к концу войны с Польшей выдвинулись первые русские командиры полков иноземного строя – И. Хованский. Н. Караулов и др. К концу 1670-х гг. эти полки составляли уже около двух третей российской вооружённой силы.